История водворения белорусских семей в Восточной Сибири

История водворения белорусских семей в Восточной Сибири

История, этнография, архитектура переселенческих сел периода столыпинской реформы: материалы научно-практической конференции 3 июля 2008 г., пос. Залари Иркутской области. Иркутск, 2011. Колонизация Сибири в течение минувшего 400-летия — от Ермака до наших дней — результат усилий этнически разнообразного люда, казаков, коренного населения и крестьян-переселенцев. Заметное место среди них занимают выходцы с западных окраин Российской империи — русские, украинцы, белорусы, поляки и представители других этнических групп. 

Исторические предпосылки переселения из земель княжества Литовского в Россию, а затем в Сибирь формировались с XVI в. и служили естественным фактором зарождения переселенческого движения.

Частые кровавые войны на территории княжества Литовского, от Припяти, Днепра до земель Прибалтики, между Россией, Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой, Швецией и Наполеоном привели к разорению, опустошению края, голоду и вымиранию коренного этноса, белорусов. Так, в период Смоленских войн (1654-1667 гг.) погиб, умер от голода и болезней каждый второй белорус, а в восточной части — каждые восемьдесят человек из ста. В северных войнах Петра Первого со Швецией погибли, умерли более 800 тыс. белорусов, или каждый третий житель. В период нашествия наполеоновской армии Беларусь потеряла около миллиона жителей, что составляло 25 % населения (1).

Сотни тысяч белорусов, вовлеченных молохом войны, мигрировали вместе с армиями как захватчиков, так и «освободителей», где добровольно, где вынужденно, как на запад и север, так и на восток. Наиболее активно осуществлялась миграция «литвинов — белорусов» в Россию, отчасти и по принуждению, после пленения. Известно, что Российское государство всячески поддерживало процесс миграции белорусов, вплоть до предоставления полной свободы крепостным крестьянам княжества Литовского. Ну, а свободные люди могли мигрировать и дальше, вплоть до Сибири.

Объективно востребованы временем глобальные экономические, внешнеполитические, социальные предпосылки переселения белорусов в Сибирь в XVIII—XIX вв., в начале ХХ в. Важнейшая из них — восточная внешняя политика самодержавной России.

Окно в Европу прорублено Петром Первым. Но приоткрыв его, Россия убедилась, что никто нас там не ждет с объятиями. В России возникает и набирает силу новый вектор внешней политики — Азиатско- Тихоокеанский регион. Основная составляющая вектора — Сибирь и Дальний Восток. Именно сибирское и дальневосточное притяжение глубоко и мощно воздействовало на самодержавную Великую Русь, на славянское население западных окраин России.

Неудача в Русско-японской войне сыграла мобилизующую роль, так как правительство России осознало необходимость заселения отдаленных районов Сибири и Дальнего Востока для прикрытия своих сибирских и дальневосточных окраин. Основной технической и экономической базой для освоения Сибири и Дальнего Востока должны были стать транспортная система и создание жизнеспособной инфраструктуры вдоль всего коридора движения от Урала до Тихого океана.

Вопрос о строительстве Великого железнодорожного пути до Тихого океана настойчиво обсуждался в государстве, и прежде всего по инициативе генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амурского. В феврале 1891 г. вышел высочайший указ о строительстве дороги от Челябинска до Владивостока. Цесаревич Николай Александрович 19 мая 1891 г. объявил во Владивостоке о начале строительства Транссибирской магистрали, одновременно со стороны Челябинска и Владивостока. И наконец, в кратчайший период, с 1896 по 1898 г., был построен участок от Красноярска до Иркутска протяженностью 1004,45 версты.

16 августа 1898 г. в Иркутск прибыл первый железнодорожный состав. Встречал его инициатор строительства дороги через Иркутск, идеолог и практик землеустроительства и водворения крестьян в Иркутской губернии губернатор Александр Дмитриевич Горемыкин. После известного подавления польского восстания 1864 г. он занимался административной деятельностью в северо-западном крае империи, возглавлял комиссию по крестьянским делам, был хорошо осведомлен об экономических и социальных проблемах и острых нарастающих противоречиях в среде безземельных и обездоленных крестьян.

Личность почетного гражданина г. Иркутска А.Д. Горемыкина весьма знаменательна и в истории Сибири. Он активно содействовал переселенческому движению, под его руководством в 1889 г. издано постановление о переселениях в Восточную Сибирь, в 1893 г. разработано «Положение о поземельном устройстве в Иркутской и Енисейской губерниях», приняты землеустроительные законы 1896-1898 гг., созданы первые переселен­ческие пункты, осуществлялось водворение переселенцев в Восточной Сибири в конце XIX - начале ХХ в.

Строительство и ввод железной дороги, пристанционных поселений, организация переселенческих пунктов на железнодорожных станциях Тайшет, Нижнеудинск, Тулун, Зима, Залари, Черемхово, Иркутск, Мысовая создали технические, организационные и экономические предпосылки и возможности организации массового переселенческого движения в Иркутскую губернию в начале прошлого века, заложили прочную основу для осуществления аграрных реформ в России. В порядке общего подтверждения массовости переселения в Сибирь следует вспомнить слова председателя Совета министров и главноуправляющего землеустройством и земледелием П.А. Столыпина (в свое время бывшего губернатором Гродненской губернии) после инспекторской поездки по Сибири: «За 300 лет владения нашего Сибирью в ней набралось всего 4 млн русского населения, а за последние 15 лет сразу прибыло 3 млн, из них более 1,5 млн — в одно трехлетие 1907-1909 гг.».

На наш взгляд, все вышесказанное возможно ввести в определенные хронологические рамки, периоды переселения в Сибирь из центральной, северо-западной и южной окраин Российской империи.

Первый — 1861-1890 гг. Условное наименование периода — «Александровский» (императоры Александр II и Александр III). Для этого периода характерны отмена крепостного права и развитие капитализма в России. Во внешней политике — особое внимание освоению Сибири и Дальнего Востока.

Второй — 1890-1906 гг. Условное наименование — «Горемыкинский» (генерал-губернатор А.Д. Горемыкин). Активная восточная политика Российской империи. Строительство Сибирской железной дороги. Принятие нормативных документов о землеустройстве, переселениях крестьян, организация переселенческих пунктов. Переселение в Сибирь из Витебской, Могилёвской, Минской, Гродненской губерний (57,5 % всех переселенцев).

Третий — 1906-1914 гг. Условное наименование — «Столыпинский». Активная аграрная политика России, организация государством миграционных потоков в Сибирь. Преимущественное переселение в Сибирь выходцев из нечерноземных губерний: Могилёвской, Витебской, Минской, Гродненской.

Не все бесспорно в нашей периодике этапов развития Сибири в связи с переселенческим движением. Но безусловно, что Иркутская губерния с развитой инженерной инфраструктурой, развитием поселков и городов вдоль Сибирской магистрали стала центром переселенческого движения. Это подтверждается научными и архивными материалами государственных учреждений.

Используя материалы Центрального государственного исторического архива (ЦГИА) в Ленинграде (2), находим, что в Иркутской губернии было подготовлено 528 переселенческих участков. К 1910 г. были водворены переселенцы на 244 из них (46 %), 284 участка (54 %) предназначались для освоения прибывающими переселенцами.

Наибольшее количество переселенческих участков (244, или 46 % общего числа) находилось на территории Нижнеудинского уезда с центрами переселенческих подрайонов или участковыми крестьянскими на­чальниками на станциях Тайшет, Тулун, в г. Нижнеудинске, селах Куйтун, Тулун, Кимильтей, Братское. Переселенческие подрайоны охватывали Перфильевскую, Тангуйскую, Алзамайскую, Куйтунскую, Шебартинскую, Тулунскую, Шерагульскую, Икейскую, Уянскую, Кимильтейскую, Братскую волости.

Далее следует Балаганский уезд (217 переселенческих участков — 41 %) с подрайонами в селах Зима, Залари, Черемхово, Бельское. В переселенческий подрайон входили волости: Зиминская, Ашехабатская, Тыретская, Тагнинская, Кутуликская, Осинская, Холмогойская, Бельская, Голуметская.

Государственный архив Иркутской области (ГАИО) сохранил архивные сведения о деятельности переселенческих пунктов. Среди них выделяется Тулунский переселенческий пункт. Здесь оказывалась необходимая медицинская помощь, размещались и изолировались инфекционные больные, на кухнях и в столовых переселенцев обеспечивали недорогим горячим питанием. Обращают на себя внимание подробные хозяйственные отчеты. Они показывают, что на складах имелось все — от хозяйственного инвентаря (плуги, бороны, косы) до семян и хлеба, а также 0,5 бутылки коньяка для медицинских целей. Только в период с 1 апреля по 1 августа 1901 г. через Тулунский переселенческий пункт прибыло и отправлено 337 семей, 1 819 взрослых, 645 малолетних, 527 ходоков, 43 одиноких, очевидно, без разрешения и документов на переселение. Куда направлялись переселенцы из «Тулуновского» переселенческого пункта? По большей части в Нижнеудинский, Иркутский уезды, а часть продолжала свой путь дальше, на Амур (3).

В Балаганском уезде, в Присаянье, на межах нынешних Заларинского и Черемховского районов были освоены переселенческие участки белорусами из Могилёвской, Витебской, Смоленской губерний. Если белорусское поселение в Черемховском районе Белая Падь условно принять за центр, то севернее расположились села Татарское, Исаковка, западнее — Шаньгино, Артуха, Мариинск, Бабагай, невдалеке села, основанные белорусами, — Большая Елань и Старо-Метёлкино, Верхнее, Последний и др. Есть основания утверждать (желательно еще подтвердить научными исследованиями) об особой присаянской зоне расселения белорусов в границах нынешнего Заларинского и Черемховского районов. Очевидно предположение, что заранее преду­сматривалось близкое территориальное расположение тех или иных этнических групп как часть регулирования межнациональных отношений.

Строительство железной дороги, создание инфраструктуры поселений вдоль нее, организация на железнодорожных станциях переселенческих пунктов, сам процесс расселения и освоения сибирской территории, фактическое водворение крестьян — все это является стержнем для исследования и изучения массового переселенческого движения в Сибирь в конце XIX и начале XX в.

Этнический белорусский оттенок рассматриваемой темы характеризуется общеизвестными фактами, в частности общепризнанным учеными и исследователями фактом массового переселения в Сибирь в конце XIX и начале XX в. крестьян из «Северо-Западного края» Российской империи. Именно такое географическое название имели в том числе и исторически белорусские земли в составе России.

Если в первоначальный период массового переселения (1861 -конец 1890-х гг.) переселенцы в Иркутскую губернию были в основном (более 75 %) выходцами из западных сибирских губерний (Тобольской, Томской, Енисейской), то с конца 90-х гг. XIX в. и начале ХХ в. 57,5 % переселенцев были выходцами из Могилёвской, Витебской, Минской, Гродненской губерний и 29,3 % — из Орловской, Черниговской, Полтавской, Пензенской, Тамбовской (4).

Энергетика движения по освоению просторов Сибири и Дальнего Востока была чрезвычайной, начиная от государственной политики и кончая «переселенческой лихорадкой» населения. «Наибольший размах она приобрела в Витебской и Могилевской губерниях, откуда и шла основная масса переселенцев. Причем Могилевская губерния по размаху переселенческого движения среди 50 губерний Европейской России занимала одно из первых мест, уступая только в разные годы Черниговской и Полтавской губерниям.

Еще в 1897 г. витебский губернатор в отчете царю Николаю второму с горечью подчеркивал, что ни строгости, ни уговоры, ни печальный пример тех, кто вернулся из Сибири окончательно обедневшим, не могли прекратить переселенческого движения, которое постоянно разрасталось.

Крестьяне, не обращая внимания на запреты властей, продавали имущество, оставляли жилье и направлялись на ближайшие железнодорожные станции. Полиции было не под силу справиться с наплывом переселенцев, поэтому властям приходилось использовать воинские команды» (5).

По данным «Белорусской советской энциклопедии», с 1896 по 1912 г. из Беларуси в Сибирь переселились 716 600 человек. Полагаясь на исследования ученых-белорусоведов М.В. Довнер-Запольского, П.Д. Верещагина, А.А. Ракова, З.М. Семейных и энциклопедии, можно с большой степенью достоверности утверждать о переселении в Сибирь примерно 700 тыс. белорусов.

В подтверждение этих доводов интересны сохранившиеся в фондах Государственного архива Иркутской области многочисленные прошения губернатору А.Д. Горемыкину от крестьян западных губерний.

Так, Евгений Краснобай и Тарас Корольков с. Кашово Мыинского уезда Черниговской губернии в письме от 5 марта 1895 г. просят губернатора выдать «даровой» билет для осмотра местности, так как много желающих переехать в Иркутскую губернию. «Объявление», т. е. ответ на это прошение: «...изложенное в этом прошении ходатайство не может быть удовлетворено, потому что железная дорога в Иркутской губернии еще не проведена» (6).

Еще пример — прошение от 6 ноября 1895 г. от дворян, мещан и крестьян Виленской губернии Лидского уезда Эймышской волости Павла Ушыло, Адольфа Латвиса, Ивана Вайдако, Климентия Василевского, Матвея Станкевича, Людвига Киселя и др. (всего более 40 фамилий) с просьбой принять их на жительство в Иркутскую или Енисейскую губернию (7).

Обращаем внимание на то, что упомянутые прошения поданы в 1895 г., еще до начала столыпинских реформ, примерно за год до начала строительства (1896 г.) железной дороги Красноярск-Иркутск. Почему не предположить, что ряд подобных прошений мог быть удовлетворен и крестьяне-белорусы, совместно с русскими и украинцами, принимали участие в строительстве железной дороги, затем стали первыми ходоками — порученцами белорусских крестьян, инициаторами переселения белорусских семей и целых деревень? Именно таким строителем и ходоком был Сысой Шапаров из Могилёвской губернии, основатель с. Белая Падь. Для сведения: Сысой похоронен в г. Черемхово, за его могилой бережно ухаживают правнучка Ирина Конякина и ее дети, которые помнят о своих белорусских корнях и гордятся ими.

В дальнейшем, в период столыпинских реформ, в 1907-1909 гг., были установлены прямые связи белорусских уездных землеустроительных комиссий с переселенческими пунктами Иркутской губернии. Так, в ГАИО имеются документы о зачислении переселенческих участков Харлатей, Килимский, Старица, Приречный и др. Нижнеудинского уезда за деревнями Сидоровичи, Воловичи, Чистые Лужи, Рудня, Тарасовка, Купреевка и др. Гомельской волости Могилёвской губернии. Причем сохранены целые списки семей (по имени и отчеству главы семьи), изъявивших желание переселиться в Сибирь (8).

Исследователи обращают внимание на прогрессивный характер переселенческого движения и его практических результатов. В Сибири возникли новые села, крупнейшие из них сохранились до сих пор. Упор­ным трудом переселенцев освоены новые земли, внедрены новые формы землепользования и жизнедеятельности. Произошло не просто переселение, а истинное «водворение» крестьян в экстремальных условиях Сибири.

Переселенцы продолжительное время сохраняли свою самобытную духовную и материальную культуру, несмотря на явную, изначально предусмотренную в циркулярах чиновников политику русификации. При оформлении документов на переселенцев в пунктах отправления изменялись на русский лад фамилии и имена белорусов. Так, исконно белорусская фамилия Коваль превращалась в Ковалева, Жук— в Жукова, Равенок — в Равенкова, имя Михась — в Михаила, Томаш — в Фому и т. п. Но вытравить дух самобытности, белорусской народной культуры, древний славянский язык белорусов чиновникам было не под силу. Для этого потребовалось столетие. Духовная культура белорусов-сибиряков в течение ХХ в. ассимилировалась с местными обычаями и традициями русских и других народов. Появился особый тип современного регио­нального этноса, этнос — сибирский белорус, или, как еще в шутку говорят, — «морозоустойчивый белорус».

Только с 1900 по 1916 г. в Восточную Сибирь (и только в Енисейскую, Иркутскую губернии) переселилось более 600 тыс. человек (9). Из них более 50 % (примерно 300 тыс. чел.) — крестьяне из Могилёвской, Минской, Витебской, Гродненской и других западных губерний. Даже если предположить, что расселение производилось равномерно между губерниями (что недалеко от истины), то в Иркутской губернии водворилось не менее 100 тыс. человек.

В настоящее время в составе населения Иркутской области незначительна прослойка сибирских белорусов: по предпоследней переписи — 25 тыс. человек, а по последней и того меньше — 14 тыс. Несмотря на лишения и невзгоды Гражданской, Отечественной войн, противоестественна и труднообъяснима убыль белорусов на 75-86 тыс. человек. Не нужно забывать о том, что традиционно белорусские семьи переселенцев всегда были многодетными: 4-5 детей в семье — норма. Кроме того, 50-60-80-е гг. прошлого столетия для Иркутской об­ласти были годами массового миграционного потока белорусов по различным причинам, и прежде всего на ударные комсомольские стройки Иркутской области. Многие братчане, бывшие строители Братской ГЭС, гордятся своим белорусским происхождением. Много белорусов и в Усть-Илиме, в Шелехове, по железнодорожной линии БАМа.

Численность белорусов в Сибири в этот период, несомненно, возрастала. Но при этом более динамично проявляется языковая и культурная ассимиляция. Абсолютное большинство детей, родившихся в белорусских семьях, особенно в смешанных браках, считают себя русскими. В это время не проявлялось общественного интереса к сохранению белорусского языка и национальной самобытной культуры. По переписи 1989 г., только 30 % белорусов назвали родным языком — белорусский.

Как оценить демографические и этнические особенности данного явления?

В их оценке проявляются две противоположные крайности. Одни из исследователей утверждают, что этот процесс имеет объективно прогрессивный характер, проявлением которого является формирование единой этнической общности «советский народ», а позднее «россияне», нечто подобное североамериканскому «янки». Другие во всеуслышание заявляют о насильственной русификации, о нарушении естественных прав на язык и культуру этнических групп. На мой взгляд, далеки от истины как те, так и другие. Наши межэтнические отношения, по крайней мере в Сибири, которая всегда отличалась своей толерантностью, базируются на взаимном уважении и доброжелательности к языку, культуре, традициям разных этнических групп. Мы, особенно сибирские белорусы, сохраняем уважение и доброжелательность, нам чужды как великодержавные, так и националистические проявления.

В то же время мы проявляем глубокий интерес к сложной, иногда трагической истории белорусов-переселенцев. Если всерьез изучать родословную, то совершенно неожиданно у многих сибиряков прослежива­ются белорусские корни. Эти сибирские белорусы не знают белорусской «мовы», оформлялись при рождении как русские, но они сохранили преданность своим предкам — дедам, отцам, матерям, «сваей бацькавщине». Они душой белорусы, они тянутся к белорусской культуре, для них святы белорусские праздники и обычаи, они любят Беларусь, хотя абсолютное большинство из них никогда не были на родине предков.

В истории белорусской диаспоры Сибири (да не только белорусской) явно проявлялись две взаимно исключающие тенденции.

Первая — объективная ассимиляция белорусов в условиях всеобщей «интернационализации» этнических групп, как при самодержавии, так и в период социализма.

Вторая, начавшаяся с 90-х гг. прошлого века, — проявление национального самовыражения. Организуются общества, товарищества, культурные центры по национальному признаку. Они официально оформлены и зарегистрированы в органах юстиции, выражают культурные, иногда социальные и экономические интересы этноса. Сегодня они представляют значимость как для этнической группы, так и для общественных отношений, зарождающегося гражданского общества.

Не остались в стороне и белорусы Иркутской области. Более 10 лет функционирует региональная общественная организация «Иркутское товарищество белорусской культуры им. Я. Черского». Именно региональная, так как она организует и объединяет отделения товарищества белорусской культуры на территории большинства территориальных образований области. Например, Черемховское городское и районное отделение товарищества белорусской культуры организовано в 2001 г., объединяет более 50 членов общества, является инициатором проведения месячников, недель, фестивалей белорусской культуры, народных белорусских праздников, изучает историю белорусских семей, родиной для которых стала Сибирь. В настоящее время отделение реорганизуется в местную национально-культурную автономию «Белорусы Черемхово».

Прошло сто лет, но сохранилась у сибиряков самобытная народная белорусская культура. Она поддерживается прямыми потомками первых переселенцев-белорусов сел Исаковка, Бабагай, Мариинск Заларинского района, Филиповск — Зиминского, Тургеневка — Баяндаевского, Чэрчэт — Тайшетского, Тарнополь — Балаганского, Андрюшино — Куй-тунского, Катарбей — Нижнеудинского, Нижний и Верхний Бурбук — Тулунского, Кутугун и Саянское — Черемховского районов. Она пропагандируется через народные праздники и фестивали белорусской культуры, в средствах массовой информации.

Для власти необходимо опираться на общественную организацию, тем более на самоорганизованную и самоуправляемую этническую общность. Их права оговорены законами об общественных организациях и законом о национально-культурной автономии (последняя редакция от 30. 11. 2005 № 146-ФЗ). В этническом плане эти права гарантируют сохранение и развитие национального (родного) языка, национальной культуры, освещение деятельности этнических обществ в средствах массовой информации.

Но возможности деятельности и поддержка этнической группы определяются не только желанием этноса, но и интеллектом, управленческой культурой команды местного органа самоуправления. Поймут — помогут морально и материально, не поймут — холодное безразличие к общественной этнической организации.

Губернским собранием общественности поддержан и профинансирован в 2007 г. общественно значимый проект «Беларуская мова Присаянья». Проект осуществляется Черемховским отделением Иркутского товарищества белорусской культуры. При реализации проекта проведены этнографические экспедиции в отдельные районы области, эмоционально и содержательно проведен фестиваль белорусской культуры городов Черемхово, Свирск и Черемховского района. Обобщен материал об истории переселенцев-белорусов, проведена региональная теоретическая конференция в г. Иркутске и районная в с. Кимильтей Зиминского района по теме «Сибирская железная дорога и водворение переселенцев-белорусов». Исследуются и составляются родословные семей переселенцев-белорусов Черемхово и Черемховского района, передаются в музеи архивные материалы. Средства массовой информации широко освещали ход реализации проекта, налицо положительный общественный резонанс.

Но память об эпохальном событии прошлого века — освоении сибирских просторов героическим трудом крестьян-переселенцев —требует большего. История, патриотизм и героизм русских, белорусских, украинских, татарских и многих других семей, их подвиг начала ХХ в. во славу Сибири должен быть увековечен.

Пик переселения столетней давности —1908 г. Только за один этот год в Сибирь переселилось более 700 тыс. лиц различных национальностей. Это величайший исторический факт, но почему-то область, города и районы, учреждения и организации, власть и общественность, ученые и краеведы не вспоминают об этом событии прошлого века, а может, и не знают о нем. В заключение выражаем благодарность организаторам научно-практической конференции, администрации Заларинского муниципального района за большую плодотворную работу по подготовке и проведению общественно значимых мероприятий, посвященных 100-летию переселенческого движения, 100-летию переселения голендров в Восточную Сибирь.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Арлов У. Адкуль наш род. Вильня: Наша Будучыня, 2003. С. 86, 92, 105.
2. ЦГИА. Ф. 391. Оп. 4. Д. 600. Л. 87-90. 
3. ГАИО. Ф. 122. Оп. 1. Д. 3. 
4. Федотова Е.Д. Переселение крестьян в Иркутскую губернию во второй половине XIX-начале XX вв. Иркутск, 1981. С. 124. 
5. Очерки истории белорусов Сибири. Новосибирск, 2001. С. 17-24. 
6. ГАИО. Ф. 25. Оп. 27. Д. 970. Л. 8. 
7. Там же. Оп. 2. Д. 970. Л. 26. 
8. Там же. Ф. 400. Оп. 1. Д. 12. Л. 14. 
9. Винокуров М.А., Суходолов А.П. Экономика Сибири: 1900-1928. Новосибирск, 1996. С. 54-73. 

Василий Станиславович Ракито, 
председатель Совета местной автономии «Белорусы Черемхово»
 

Похожие статьи:

ИсторияРусские и украинцы — один народ?

ИсторияКазацкая Республика Украина

ФольклористикаКак оберегали невест от порчи, а мужиков - от недорода

ИсторияВосточные славяне

ФилософияРусские - Древний и монолитный народ

Сибиряк

рейтинг

+5

просмотров

6746

комментариев

1
закладки

Комментарии