Русские или Русы?

Ранее опубликованная в «Спецназе России» статья «Мифы и правда о национализме» заканчивалась так: «А все же — что же такое эта русская нация? Можно ли русских называть нацией? Какие черты присущи русской нации? Являлась ли она действительно стержневой в СССР и ранее? Является ли она действительно имперской? Почему, если русские — великая нация, они оказались в сегодняшнем незавидном положении?» 

К сожалению, выполнить свое обещание и ответить на эти вопросы сразу мне не удалось — приношу свои извинения тем, кто рассчитывал увидеть новую статью в следующем же номере. Зато тема будет раскрыта значительно шире и подробнее, чем предполагалось ранее. Тем не менее, считаю важным предупредить, что эта работа является именно обзорной статьей, поднимающей проблематику русской нации, и не претендует на исчерпывающее объяснение темы, равно как и на статус, строго научного исторического исследования — таковое должно ограничиваться лишь перечислением известных фактов, я же буду уделять значительное внимание интерпретациям таковых; да и подход «все, что известно» невозможно уместить в формат газетной статьи.

Еще раз процитирую себя («Презумпция виновности»): «Мы должны не испытывать инспирированное чувство вины, а гордиться своими предками. И русским есть, чем гордиться в этом плане». Именно эту тему я и хочу раскрыть.

Но перед тем, как мы заберемся в глубины истории, имеет смысл обратить внимание на саму целесообразность поиска точного определения.

КТО ТАКИЕ РУССКИЕ?

Дело в том, что не так уж редко приходится натыкаться на демагогический прием, когда «профессиональные нерусские» настойчиво требуют от русских националистов точного определения: «А объясните нам, кто такие русские, так, чтобы всем было понятно и никто придраться не смог! Ах, не можете? Фи, как же тогда можно говорить о русской нации?» Нет такой, никогда не было, и быть не может — поскольку дать устраивающее всех (включая нерусь) определение попросту невозможно.

Тем не менее, русские как-то умудряются без этого четкого определения жить уже далеко не одно столетие. Более того: требование «Дайте определение!» возникает исключительно в контексте разговоров с националистами; а если те же болтологи громогласно осуждают «русский фашизм», то, как ни странно, никакие определения им не требуются — видимо, в такой ситуации термин «русский» (как и «фашизм») должен быть понятен и ясен без какой-либо лингвистической спецподготовки.

Однако сами русские прекрасно понимают, кто такие русские — даже если им порой сложно это вербализовать. Процитирую статью из журнала «Отечественные записки» (№4, 2004 г.). Педагог Эйдельман в своей статье пишет:

«За многие годы работы в школе я не раз обращала внимание на некоторые особенности употребления моими учениками двух вполне безобидных личных местоимений множественного числа, «мы» и «они». Не скрою, смысл, который они подчас придают этим словам, внушает мне серьезную тревогу.

Вот характерный пример, известный всем учителям. Рассказывая о любой войне, в которой принимала участие Россия, ребята почти всегда употребляют местоимение «мы»: мы разбили немцев под Сталинградом, мы победили Наполеона, мы разбили шведов под Полтавой… Это, во всяком случае, хоть как-то можно объяснить, а вот что означают слова «мы победили Шамиля», «мы присоединили Казань», «мы разбили татар на Куликовом поле»? И уж совсем поразительно: «мы разбили хазарский каганат», «мы торговали с варягами»...

В воображении ребят по просторам России-матушки во все времена и эпохи маршируют эти загадочные «мы». ... И вот что интересно — в учебниках, которые главным образом и формируют такое восприятие, так никогда не пишут. Там все изложено аккуратно: не «мы» воюем, а восточные славяне, или князь Святослав, или московское войско, или армия Петра Первого. Но почему-то мои ученики абсолютно уверены, что все эти сражающиеся люди, многие из которых при ближайшем знакомстве показались бы им не просто странными, но совершенно чужими, на самом деле все равно — мы.»

Далее Тамара Натановна предлагает программу борьбы с этим самым «мы»; но в контексте разговора куда интереснее факт, что современные дети (школа, 2004 г.), со всех сторон атакуемые либерализмом, интернационализмом и прочими «общечеловеческими ценностями», инстинктивно понимают и принимают русских как «мы».

Приведу аналогию. Из того, что биологи не могут дать исчерпывающего определения жизни, еще не следует, что жизни как таковой не существует. Есть возражения? Более того: а попробуйте-ка доказать, что существуете вы лично. Matrix has you — можете опровергнуть? Или хотя бы указать на противоречия в позиции субъективного солипсизма?

Как говорил Имре Лакатос: «Ученые разбираются в гносеологии, как рыба в воде» — постоянно используют ее в жизни, но не могут сформулировать основы и принципы «водности». Так и русский человек во времени и пространстве конкретно ощущает, чувствует русский народ, и ему нет нужды доказывать кому-либо его существование.

Резюме: подобная постановка вопроса направлена исключительно на формирование мифологемы о якобы сомнительности самого существования русской нации. Мол: «А кто это — русские? Не видим, не знаем!»

На самом же деле очень многие базовые понятия остаются без четких определений. Приведу свои любимые примеры: пространство, время, материя, энергия. Вроде бы все понимают, о чем речь, не так ли? А вы попробуйте дать определение. Или еще пример, ближе к теме: «человек». Классическое «двуногое без перьев, с плоскими ногтями» — подойдет?

Разумеется, из сказанного не следует, что сам разговор на тему «кто такие русские» не имеет смысла. Требуется лишь понять бесперспективность строго номиналистского подхода и смотреть не на слова, а на факты. При этом смотреть не пассивно, лишь созерцая и фиксируя, а складывая факты в систему. Хотя бы затем, что, понимая суть системы, мы можем аппроксимировать недостающие факты, экстраполировать развитие событий и многое другое. Таким образом, перед нами ставится так называемая «обратная задача»: на основании известных фактов попытаться вычислить (или же — интуитивно прочувствовать, а затем проверить) ту систему, в которую эти факты укладываются.

Такое исследование дополнительно усложняется тем, что рассмотрению подлежат факты за весь известный исторический период — которые, к тому же, не так уж редко бывают искажены по идеологическим причинам.

Рассмотрим еще одну мифологему и ее идеологическое значение.

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ ИЛИ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ?

Думаю, всем приходилось слышать тезис «русские — единственная нация, чье название обозначается прилагательным, а не существительным». Каких только ехидных теорий не понапридумывали на эту тему! И даже анекдоты: «Ты — русский, а я, значит, американский, гы-гы». Но что означает слово «американец»? «Американцы» как нация попросту не существуют — это именно что «люди, имеющие американское гражданство». Обратите внимание: точно такое же значение имеет термин «россиянин», который недавно появился и начал активно внедряться идеологами.

Следует заметить, что не так уж давно, особенно — по историческим меркам, — существовала «Русь Великая, Белая и Малая». То есть и великороссы, и белорусы, и малороссы («украинцами», особенно «самостийными», они стали куда позже) в принципе принадлежат именно к русской нации — но об этом будет отдельный разговор позже. На текущий момент же следует признать, что de facto единственным названием для русского народа является именно слово «русский», а остальные слова являются устаревшими.

Конечно, можно указать на то, что есть и другие народы, называющие себя при помощи субстантивированных прилагательных: Deutsche или American, к примеру — так что все равно соврамши.

Но такая позиция — оборонительная, и, как следствие, стратегически проигрышная. Если горбатого некто упорно называет «верблюдом» — то надо не оправдываться: мол, есть некоторое сходство, но не верблюд-с, простите великодушно; надо, переезжая клеветника гусеницами танка, небрежно заметить: а горб-то у меня от работы, во какой танк сделал!

«Русский» — это прилагательное, а прилагательное всегда идет в связке с существительным. И если существительное обозначает «текущий статус», то прилагательное — неизменность принадлежности. Кто бы не был индивид, он — русский. Русский язычник, русский православный, русский рабочий, русский программист, русский художник, русский путешественник et cetera. При этом один индивид вполне может выполнять разные роли в разное время — скажем, на работе и в семье, или при занятиях своим увлечением. Но при этом он все равно — русский специалист и русский коллекционер (как пример). Прилагательное «русский» не навязывается, оно существует по умолчанию и обычно опускается при письме/разговоре. Но оно всегда незримо присутствует в ответе на вопрос «кто ты?» — так как вопрос может подразумевать и национальность, и профессиональную принадлежность и т.п.

Таким образом, русские — это единственная нация (по крайней мере — из имеющих мировую известность), которые определяют свою национальную принадлежность именно по нации, а не по стране проживания, региону и т.д. Русские — везде именно русские, между тем как многие нации имеют внутреннее деление на «подвиды» (например, немцы/пруссы, итальянцы/сицилийцы).

И эту исторически сложившуюся традицию сейчас всеми силами пытаются уничтожить, внушая русским идеологию либерального эгоцентризма, внедряя «общечеловеческие ценности», пытаясь разделить Россию на всяческие самоуправляемые губернии, вбивая клин между Москвой и остальной Россией, — и так далее.

Стремление оплевать все, что так или иначе связано с русскими, столь велико у русофобствующей публики, что с началом «перестройки» появился спецтермин: «дараhие rассияне». При этом, что немаловажно, термин «россиянин» пытались навязать на роль положительного коннотата: «великая культура российского народа» и проч., а со словом «русский» всегда ассоциировали отрицательные черты — «русская лень», «русское пьянство» и т.д. Однако, несмотря на мощнейший пиар во всех средствах массовой информации, а также использование термина в официальных кругах, я не знаю никого, у кого бы язык провернулся бы произнести «я — россиянин». Даже те, кто принципиально стоит на позиции несущественности национальной принадлежности, такое про себя никогда не скажут. «Гражданин России» — сколько угодно, но никак не «россиянин». Есть в этом слове что-то такое, что вызывает инстинктивное неприятие даже у обычного обывателя: отторжение идет, чуть ли не на генетическом уровне, если можно так выразиться.

«ИЗВЕЧНОЕ РАБСТВО»

Подобные игры со словами имели место и ранее — не так уж редко встречается версия о том, что-де название «славянин» происходит от английского «slave» (раб). А такая идея в сочетании с прилагательным — «русский раб» — вызывает счастливое похрюкивание среди русофобов.

Обратите внимание: подобные мифологемы создаются и применяются без какого-либо согласования друг с другом и без применения элементарной логики. Ну, скажем, если «нет определения — нет русских», то, как русским могут быть присущи лень и пьянство как национальные черты? Почему это название «славяне» происходит от современного английского языка, ставшего международным (и поэтому тезис о «slave» понятен по всему миру), когда во времена образования термина англичан еще и не было — были всякие бритты, саксы и прочие. Вот мне версия происхождения от славянского «слава» кажется куда логичнее (хотя и на ней не настаиваю).

Логика в подобной пропаганде и не требуется. Идет массовая бомбардировка по площадям: то, во что не уверует один, усвоится другим. Главное — это лишить русских национального самосознания, чтобы мысль «русские — великая нация» не могла даже появиться.

Нерусь, включая нашу доморощенную интеллигенцию, которая всегда являлась «пятой колонной», наперегонки убеждает русских в их никчемности — и одновременно в великой терпимости и всепрощении.

«У русского народа рабские гены». Да — у русских, как и других народов, были рабы. Только странное какое-то рабство: раб жил в семье рабовладельца, ел с ним за одним столом, а через пару-тройку лет ему предлагали или валить туда, откуда взяли, или оставаться жить уже свободным. Сравните с положением рабов в какой-нибудь «просвещенной Англии» того же времени.

Даже приснопамятное крепостное право продержалось в виде «de facto рабства» лишь около века и было отменено в 1861 г.

Конечно, можно заявить: да, в древности рабов не было, зато потом русские приобрели рабский менталитет! Крепостничество это доказало. А в ХХ-м веке вообще появился Тоталитаризм! Ужас! Но подобные (не раз встречавшиеся) заявления — это не просто демагогия, это еще и наглядная иллюстрация работы бинарных либеральных мозгов: раз нет «демократических и либеральных свобод», то все — рабы и винтики.

А вот если подумать — и посмотреть на факты, попытавшись собрать их в единую систему? Получается интересная картина: куда вписать партизан? Как во времена Великой Отечественной, так и в войне с Наполеоном партизаны были, можно смело сказать, массовым явлением. Внимание, вопрос: могут ли рабы добровольно пойти в партизаны? Да ни разу: какая им разница, на кого работать? Даже если завоевателями будет некие вечно голодные каннибалы, то и в этом случае рабский менталитет приведет к тому, что рабы будут удирать, но никак не сражаться за землю и народ своих хозяев.

Так поступить может только свободный. Причем — не по названию, а именно свободный по своей внутренней сути, предпочитающий умереть в бою, но не стать рабом.

Еще один, практически уникальный феномен — русское казачество. Помните знаменитое «с Дона выдачи нет»? Обратите внимание — те, кого официальные власти считали преступниками, убегали не грабить на большую дорогу, и не в дальние страны, где их не могли бы достать, а оставались на границе — защищать русский народ. Не по приказу сверху, а по своей воле. Кстати, очень четко видна разница между отношением к властям и к своему народу.

ТАТАРСКАЯ ИСТОРИЯ

Еще пример «того, как русским должно понимать свою историю». Из уже упоминавшейся выше статьи Т. Эйдельман: «Точно так же не замечают непоследовательность, допускаемую почти во всех учебниках. Переход от подхалимской политики Калиты к подвигам Куликовской битвы выглядит простым и ясным. Но как же так? Столько лет русские кланялись ордынским ханам, пользовались их поддержкой, а потом ни с того ни с сего пошли с ними воевать. В реальности-то все было намного сложнее и запутаннее. И против Мамая на Куликово поле не побоялись пойти, наверное, потому, что он был не хан и не Чингисид, а всего лишь захвативший власть военный.»

Понятно, что русские не побоялись исключительно потому, что ордынской войско вел какой-то там «лишь захвативший власть военный». А если бы там вдруг был цельный хан? Да ни в жисть. А уж если бы потомок Чингиза — так тому и войско бы не понадобилось бы. Вот так нас учат собственной истории: русские рабы никогда бы не посмели, чисто случайно все получилось — хан по разнарядке не прибыл.

Версия о том, что Калита и другие русские князья, которые пользовались поддержкой ордынских ханов в разборках друг с другом (принцип «разделяй и властвуй»), и не пытались бороться с ханами, на мой взгляд куда правдоподобнее. А когда на Руси нашелся князь, которому было не безразлично, что русский народ находится в подчинении у неруси, то и произошла Куликовская битва.

Честно говоря, история так называемого «татаро-монгольского ига» выглядит весьма странно, если выйти за рамки учебников. Я не возьмусь однозначно утверждать, что история правилась под вариант «русские князья не могли сражаться с Ордой в принципе», а на самом деле события развивались на уровне интриг. Но очень уж на это похоже. Приведу два примера.

Все знают слово «ушкуйник», но не все в курсе его происхождения. В конце XIII века на Руси был coздан новый тип корабля — ушкуй, более крупный, чем ладья (грузоподъемность составляла до 4.5 тонн). Это название, наиболее вероятно, произошло от имени полярного медведя — «ушкуя» (это название медведя существовало у поморов до XIX века). Часто такие корабли украшались головами медведей.

Так вот, «ушкуйник» — это изначально вовсе не синоним бандита, грабящего своих же. Ушкуйники ходили в набеги. Так, именно благодаря им шведы заключили с Новгородом компромиссный Ореховецкий мир. После нарушения шведами соглашения в 1349 году последовал морской поход ушкуйников к берегам провинции Халогаланд, в ходе которого был взят сильно укрепленный замок Бьаркей: этот пример подтверждает, что ушкуйники были профессиональными и хорошо вооруженными воинами.

После этого более ста лет на севере Руси не было серьезных военных действий. Нападать же на соседей «ни за что, а просто так, пограбить» — не в русском характере, и ушкуйники обратили свои взоры на юго-запад, на Золотую Орду. Именно на ту Орду, которой исправно платили дань русские князья.

В 1363 году ушкуйники с воеводами Александром Абакуновичем и Степаном Ляпой во главе вышли к реке Оби. Здесь рать разделилась: одна часть пошла вниз по Оби до самого Ледовитого океана (Студеного моря), а другая — гулять по верховьям Оби на стыке границ Золотой Орды, Чагатайского Улуса и Китая. По масштабам их путешествия не уступают путешествиям Афанасия Никитина и Марко Поло.

В 1366 году новгородские бояре Осип Варфоломеевич, Василий Федорович и Александр Абакунович громили караваны между Нижним Новгородом и Казанью. Ордынские войска опять оказались бессильны перед ушкуйниками, и хан Золотой Орды обратился за помощью к своему подданному, московскому князю Дмитрию Ивановичу (будущему Донскому). Дмитрий шлет грозную грамоту в Новгород и получает отписку: «Ходили люди молодые на Волгу без нашего слова, но гостей (купцов) твоих не грабили, били только басурман». По мнению новгородцев, бить басурман было делом житейским, а насчет своей непричастности бояре слукавили. На самом деле с ушкуйниками ходили лучшие новгородские воеводы. Оружием же и деньгами им помогали богатые новгородские купцы: вернувшись, ушкуйники щедро делились добычей.
 

Похожие статьи:

ПолитикаШкольное сочинение:"Что было бы если бы победили немцы?"

ГостинаяЗаповеди - нейролингвистическое оружие

Вторая мировая войнаПочему союзники не штурмовали Берлин?

Вторая мировая войнаГрузины со свастикой

Вторая мировая войнаВокруг Курильских островов

Рейтинг
последние 5

Славяне

рейтинг

+3

просмотров

7261

комментариев

6
закладки

Комментарии