Ушкуйники – воины Господина Великого Новгорода

Ушкуйники

XIV век — век страшного татарского ига. Историк В. Ключевский писал: «Ужасом отцов, переживших бурю, заражались дети, родившиеся после нее. Мать пугала неспокойного ребенка лихим татарином. Услышав это злое слово, взрослые растерянно бросались бежать сами не зная куда». 

Но вот то тут, то там в деревни и посады стали возвращаться татарские полонянники, давно отпетые попами и отплаканные бабами. Рано поседевшие, в рубцах от татарских плетей, говорили они вещи чудные. Мол, налетели на Орду славные витязи и побили басурман, а всех православных на волю пустили. Кто не верил, а кто на воинство Михаила Архангела грешил.

Вернулся в деревню Федька, хлопец, который с другом Николкой три года назад на промысел в Новгород подался. Сам в броне персидской, на пальцах кольца золотые с каменьями. Первым делом в церковь пошел, кинул попу монет арабских на помин раба божиего Николая, убитого татарами на стене в граде Жукотине, что на Каме-реке.
— Нельзя против татар идти, ибо они батог божий, — ворчал поп.
— Да сгорел, батюшка, тот Жукотин, а басурманы тамошние преставились, — ответил Федька.
— Федь, а Федь, а где ты столько добра добыл? Может в Чудь Заволочную ходил пушных зверей бить?
— Да нет, мы татар бьем…
— Да не может быть сего!
— Ну, кто белку, кто соболя, а мы татар бьем. Промышленники мы, ушкуйники.

Что же это за народ такой — ушкуйники.

ДАВНО уже молодцы новгородские освоили русский север. К середине XIV века на севере границы Новгородский республики перевалили за Уральский хребет. По рекам и морям новгородские молодцы двигались на судах — ушкуях, за что и получили прозвище «ушкуйники». Некоторые лингвисты, например, Фанснер, считают, что слово «ушкуй» произошло от древневепского слова «лодка». Но более вероятно, что суда были названы по имениц полярного медведя — ушкуя. Кстати, это название полярного медведя было у поморов еще в XIX веке. Косвенным аргументом в пользу второй версии служит то, что норманны называли свои боевые суда «морскими волками».
Есть сведения, что новгородцы украшали свои ушкуи головами медведей. В новгородской былине был описан корабль Соловья Будимировича: «На том было соколе-корабле два медведя белые заморские». Ушкуи считались самыми крупными русскими судами XIV—XV веков. Псковский летописец в 1463 году ставил ушкуи выше ладей. Ушкуи делились на речные и морские.

Морские ушкуи имели палубу в носовой и кормовой частях. Средняя же часть ушкуя оставалась открытой. Как морские, так и речные ушкуи несли единственную съемную мачту в центральной части судна. На мачте был один косой или прямой парус. Грузоподъемность ушкуя составляла 4—4,5 тонны. Речной ушкуй не имел палубы. На внутреннюю обшивку ушкуя опирались 6 или 8 банок для гребцов. Благодаря малой осадке (около 0,5 м) и большому соотношению длины и ширины (5:1), ушкуй обладал сравнительно большой скоростью (до 12 узлов).

Походы ушкуйников начались где-то в конце XIII века. Первый же их большой поход датируется 1320 годом во время войны Господина Великого Новгорода со шведами. Дружина Луки Варфоломеевича на морских ушкуях прошла Северной Двиной, вышла в Белое море, а затем в Северный Ледовитый океан и разорила область Финмарнен, расположенную от южного берега Варангер-Фьорда до района г. Тромсе.
В 1323 году ушкуйники, пройдя тот же путь, напали на соседнюю с Финмарненом северонорвежскую область Халогаланд. Походы ушкуйников внесли свою лепту в войну, и в 1323 году шведы заключили с Новгородом компромиссный Ореховецкий мир.

В жилах новгородцев текла кровь русских и варягов, которым при Игоре и Олеге платил дань византийский император, а при Святославе покорились вся Волга и Каспий. И ушкуйники решили впредь не мелочиться с нищими норвежцами, а заставить платить дань… Золотую Орду. Логика простая — раз Орда такая большая да еще и Золотой зовется, значит, у них должны быть деньги, и, видимо, немалые.
Первый крупный поход на татар ушкуйники предприняли в 1360 году. С боями прошли по Волге до Камского устья, а затем взяли штурмом большой татарский город Жукотин (Джукетау, близ современного города Чистополя).

Захватив несметные богатства, ушкуйники вернулись назад и начали «пропивать зипуны» в городе Костроме. Но хан Золотой Орды Хидырбек отправил послов к русским князьям с требованием выдать ушкуйников. Перетрусившие князья (суздальский, нижегородский и ростовский) тайно подошли к Костроме и с помощью части ее жителей захватили ничего не подозревавших ушкуйников. Князья поспешили выдать ушкуйников на расправу хану. Затмил страх перед татарами князьям не только совесть, но и разум. Ведь такие вещи ушкуйники не спускают. Взяли они и сожгли Нижний Новгород, а Кострому — так стали грабить почти каждый раз, как проплывали мимо.
В 1363 году ушкуйники во главе с воеводами Александром Абакуновичем и Степаном Ляпой вышли к реке Оби. Здесь их рать разделилась — одна часть пошла воевать вниз по Оби до самого Ледовитого океана (Студеного моря), а другая пошла гулять по верховьям Оби на стыке границ Золотой Орды, Чагатайского улуса и Китая. По масштабам своих путешествий они не уступят и Афанасию Никитину.
Вернувшись с добычей, ушкуйники не угомонились. В 1366 году они с тем же воеводой Александром Абакуновичем уже оперируют на среднем течении Волги.

Не в силах самостоятельно разделаться с налетчиками, хан Азиз отписывает их поймать своему улуснику московскому князю Дмитрию, еще не Донскому. Тот немедленно шлет грозную грамоту в Новгород. А новгородские бояре хитры, отвечают, как ведется на Руси, отпиской: «Ходили люди молодые на Волгу без нашего слова, но гостей (купцов) твоих не грабили, били только басурман». По мнению новгородцев, бить басурман было дело житейское, а насчет своей непричастности бояре лукавили. Действительно, основную массу ушкуйников составляли новгородская голытьба и пришельцы снизу (Смоленск, Ярославль, Тверь), но в большинстве случаев ими руководили опытные новгородские воеводы Осип Варфоломеевич, Василий Федорович, тот же Абакунович и др. Оружием и деньгами ушкуйников снабжали богатые новгородские купцы, причем не безвозмездно — вернувшись, ушкуйники щедро делились добычей.

Надо отметить, что ушкуйники имели первоклассное вооружение, и не стоит их представлять толпой крестьян в зипунах с топорами да рогатинами. Это были профессиональные бойцы, умело действовавшие как в пешем, так и в конном строю. Ушкуйники имели панцири, чаще всего кольчуги или байраны (боданы — кольчуги из плоских, рубленных из стального листа колец), были и композитные панцири (бахтерец), в которых в кольчужное плетение вплетались стальные пластины. Ушкуйники имели также и традиционный набор наступательного вооружения — копья, мечи, сабли; причем саблям отдавали предпочтение. Из метательного оружия были луки и арбалеты, как носимые, так и стационарные (судовые), стрелявшие тяжелыми стальными стрелами.
В поход воеводы ушкуйников брали только бойцов, которые равно хорошо были подготовлены для конного и пешего боя, имели навыки длительной гребли и опыт выживания в экстремальных условиях.
Ушкуйники действовали исключительно самостоятельно на расстоянии сотен, а то и тысяч верст от своих операционных баз — Великого Новгорода и Хлынова (Вятки). Так что их с полным основанием можно назвать первым русским спецназом.

Ряд историков называют ушкуйников разбойниками. Но не будем забывать, что тогда и ханские войска на Востоке, и королевские в Западной Европе в походах всегда находились на самоснабжении, то есть обеспечивали себя всем необходимым за счет местного населения.

С 1360 по 1375 год ушкуйники совершили восемь больших походов на Среднюю Волгу, не считая малых налетов.

В 1374-м ушкуйники в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем пошли вниз и взяли сам Сарай — столицу Золотой Орды.

В 1375 году новгородцы на семидесяти ушкуях под началом воевод Прокопа и Смолянина явились под Костромой. Московский воевода Александр Плещеев с пятью тысячами рати вышел навстречу им. У Прокопа было всего полторы тысячи ушкуйников, но он их разделил на две части: с одной вступил в бой с московской ратью, а другую отправил тайно в лес в засаду. Удар этой засады в тыл Плещееву решил дело. Москвичи разбежались, а ушкуйники в очередной раз взяли Кострому. Отдохнув пару недель в Костроме, ушкуйники двинулись вниз по Волге. Уже по традиции они нанесли «визит» в города Болгар и Сарай-Берке. Причем правители Болгара, наученные горьким опытом, откупились большой данью, зато ханская столица Сарай-Берке была взята штурмом и разграблена.
Паника охватывала татар при одной вести о приближении ушкуйников. Отсутствие серьезного сопротивления и сказочная добыча вскружили головы ушкуйникам. Они двинулись еще дальше к Каспию. Когда ушкуйники подошли к устью Волги, их встретил хан Салгей (внук хана Джаннибека), правивший Хазтороканью (Хаджи-Тарханом), и немедленно заплатил дань, затребованную Прокопом. Там же, в Хазторокани, ушкуйники продали в рабство пленников, взятых в Сарае. В честь ушкуйников хан устроил грандиозный пир. Захмелевшие ушкуйники потеряли бдительность, и в разгар пира на них бросилась толпа вооруженных татар. Так погибли Прокоп, Смолянин и их дружина, лишь немногие вернулись на Русь. Это было самое большое поражение ушкуйников. Но подробности этой трагедии подчеркивают скорее силу ушкуйников, чем их слабость. Татары даже не попытались одолеть их в открытом бою.

Согласно «Сказанию о холопьей войне» отряд ушкуйников захватывает столицу царя Аз-Таракана и там ударяется в загул и теряет бдительность. На четвертую ночь в город ворвались татары и перебили ушкуйников. Этот отрывок «Сказания…» можно понимать и как иную версию похода 1375 года, или скорей всего имел место второй поход на Астрахань.
Поддержав ушкуйников, Дмитрий Донской мог легко покончить с Золотой Ордой еще в конце XIV века. Но вопреки мнению «классиков», московские князья руководствовались не общерусскими интересами, а во главу угла ставили личные интересы.
Победить ушкуйников в бою было непросто. Вместо этого Дмитрий Донской захватывал проезжих новгородских купцов и грабил их. Несколько раз московское войско подходило к Новгороду, вынуждая новгородцев платить огромную дань.

Тем не менее, несмотря на шантаж московских князей, ушкуйники продолжали свои походы...
В начале 70-х годов XIV века опорным пунктом ушкуйников сделался Хлынов (в 1781 году императрица Екатерина II переименовала Хлынов в Вятку, а в 1934-м большевики переименовали его в Киров) — крепость на реке Вятке.
Окончательно покончить с Хлыновым Москве удалось лишь в 1489 году, когда Иван III двинул на Вятку 64-тысячное войско под началом воевод Данилы Щени и Григория Морозова. Были в войске и казанские татары под предводительством князя Урака.
После этого московские владыки велели забыть об ушкуйниках. Дьяки старательно вырезали сведения об ушкуйниках из свитков с летописями. В нашей истории остался лишь эпос о «Куликовом поле» и «Стоянии на реке Угре».

Но вот в 1924 году об ушкуйниках вспомнили организаторы русского эмигрантского движения. В Англии и США часть скаутов стали называть себя «роверами». В английской традиции этим словом обозначали пиратов, корсаров, отличавшихся своей лихостью и предприимчивостью. Тогда наши эмигранты решили называть русских скаутов «ушкуйниками». Несколько лет в 1920-х годах этот термин использовался, а затем исчез.

Итак, на Руси ушкуйники были забыты окончательно. Но их никогда не забывали татары. Другой вопрос, что при царе и большевиках писать об этом было нельзя. Но с 1991 года практически ни один труд татарских историков не обходится без ушкуйников. Они утверждают, что ушкуйники нанесли серьезный военный и экономический ущерб Золотой Орде.

Александр ШИРОКОРАД
 

Похожие статьи:

РемеслаКто такие русские пираты. История ушкуйников

ИсторияРусские или Русы?

ИсторияУшкуйники

ИсторияКак новгородские ушкуйники Рим ограбили

РассказыЖемчужина

Александр Морган

рейтинг

+4

просмотров

6559

комментариев

0
закладки

Комментарии