Лингвораспутье по-белорусски: пополнит ли язык титульной нации когорту редких


А сейчас я хотел бы немножко отвлечься от европейской языковой темы и поговорить о близкой всей нам братской Беларуси. Вот уж действительно с кем отношения у нас более теплые в отличие от Незалэжного Бандерштата, несмотря на все разногласия. И язык белорусский русскому уху мил и приятен. Приятно, что белорусы учат великий и могучий, подчеркивая важность сотрудничества с нами. Однако речь сейчас пойдет не о нашем языке, а о белорусском. Когда-то во всем Совке была популярна известная народная песенка про Яся, "касиушего канюшину". Она же звучит и в мультике "Ну, погоди!". Очень веселая песня для тех, кто не только говорил и говорит на белорусском по-прежнему, но и для тех, кто его изучал или изучает. Беларусь — член Таможенного Союза и блока ЕврАзЭс, один из важных союзников России сегодня. Печально другое: официальным языком в этих объединениях является только один — русский, на котором осуществляется все общение, в то время как в самой Беларуси у русского статус одного из двух государственных. После того, как в Беларуси было введено двуязычие, большинство беларусов стало говорить на русском чаще, чем на родном. Такие тенденции начали вести к тому, что если белорусский язык не умрет окончательно, то уж наверняка пополнит число редких. В чем же причина ухода белорусского языка в тень?
Для начала стоит обратить внимание на то, что внутри того же ЕС существуют свои мини-объединения, ярким примером которых является тот же Бенилюкс. Что немаловажно, все 4 языка этой унии являются официальными как в своих странах, так и в самом объединении и активно используются на переговорах. А в нашем блоке получается какое-то однообразие. Заметьте: Российская империя не ущемляла в отличие от СССР права народов в ней проживавших, не насаждала свой язык в ущерб региональным языкам. Почему распался СССР? Потому что в совочной Конституции были прописаны особые статьи для автономий, что создало почву для роста сепаратистских настроений, которые начали трясти страну в 90-ые. Было это еще при Сталине. Слишком уж нахваливали сталинскую Конституцию, но когда поняли, что она слишком опасна, поменяли ее спустя 40 лет после ее принятия; в 1977 г. была принята новая (и последняя) советская Конституция, получившая название "Брежневской". 6-ая статья превратила ее по сути чуть ли не в лево-шовинистическую. Суть в трех словах сводилась к формуле: "КПСС über alles". А к концу 80-ых, уже в начале 1990-го появился новый термин — "красный фашизм"; точнее "красный нацизм". Это, между прочем не результат пропагандистских методов радио "Свобода", это был шаг "горбачей" к балканизации Совка, который привел к его ликвидации незадолго до нового 1992-го года. Миша смог — Боря добавил. Как говорится, хрен слаще редьки не оказался.
Многие беларусы, встретив кончину Совка поначалу думали: "так-та тым кляцiм маскалям i трэба!". Такого мнения сейчас в Беларуси придерживается демократизированная "аппазыцiя свядомых" и кучки молодых необразованных "майдановичей". По сути цель таких лишь одна: оторваться от России в свободное плавание, вступить в ЕС и НАТО и лишить русский статуса второго государственного в стране. Пардон, господа, зачем? Разве в Беларуси в начале 90-ых было лучше чем в России? Беларусь и Россия пострадали от распада Совка сильнее всего, хотя в разной степени досталось всем 15 республикам постсоветского пространства. Именно в 90-ые первыми о состоянии своей экономики забеспокоились белорусы и не только убрали "команду Шушкевича", но и стали искать перспективы восстановления отношений с постсоветским пространством. И первым государством, к которому Беларусь обратилась за помощью, была именно Россия. Здесь стоит привести стих великого русского поэта Ф.И. Тютчева:

Особое внимание следует заострить на второй половине четверостишия: "но все же мы народ единый; единой матери сыны".

Едины. Но — без Украины. А почему?

В отличие от Украины, Беларусь всегда относилась к России более лояльно. Было время, когда на территорию Беларуси ступала нога Польши и Литвы (тогда еще Речи Посполитой) вследствие чего в белорусский язык влились польские и литовские заимствования. Но не стоит забывать, что основа у белорусского языка все-таки наша, русская, чего не скажешь об украинском. И именно белорусский, а не украинский стоит к русскому языку гораздо ближе. С момента распада Речи Посполитой и вхождения Беларуси в состав Российской империи, дружба между двумя народами только укрепилась и оба языка мирно сосуществовали друг с другом. А Украина после потери ведущей роли Киевской Руси превратилась в этакую БЛУДНУЮ ШЛЮШКУ, как бы это оскорбительно не звучало для ныненшнего "жовто-блакитного" поколения, поголовно ставшего "чарно-червоным". Сперва Мазепа, потом Петлюра, наконец — Бандера. Кто следующий в списке — поднимайте руки и скандируйте любимое "хасло".

Украина стала Украиной именно потому, что уничтожила саму себя как Малороссию, уничтожила в себе все русское, опустошив себя с потрохами и мясом. Уничтожила свой язык и стала создавать его по новой. Что мы имеем в итоге? Хотите научную литературу на русском — пожалуйста, ныряйте в океан, выбор есть всегда. Нужны труды на белорусском — нет проблем, получите и распишитесь. Планируете достать научный трактат на украинском — а хренушки вам. Провозгласив курс на отделение от "ненавистных москалей" Украина в итоге заглотила германскую наживку через русинский прецендент в начале 19 века. Семена, обильно политые во времена "холодной войны", взошли уже после распада Совка. Малорусский язык уничтожен под корень, создан украинский. Урожай собран, приятного аппетита.

Ну а теперь перейдем к белорусскому. Как же так случилось, что этот язык в скором времени может стать бессмертным пенсионером?

Как бы удивительно это ни было, а порой и вовсе обидно, но язык титульного народа Республики Беларусь стремительно идет к тому, чтобы быть записанным в редкие языки. Причем редким белорусский язык можно назвать не только с точки зрения его низкой популярности среди иностранцев, но и с точки зрения использования на родине. Даже официальные исследования, как то, переписи населения, отчетливо показывают регулярное снижение количества белорусов, декларирующих свое владение белорусским языком. Даже сами белорусы не оспаривают факт умирания своего языка, просто кто-то говорит об этом с сожалением, а кто-то — с безразличием.

А ведь белорусский язык имеет целый ряд уникальных особенностей. Например, две азбуки (Подобной изюминкой может похвастаться разве что сербский язык). Известно, что наряду с кириллицей в белорусском языке существует так называемая лацінка, то есть белорусский алфавит на основе латиницы. Более того, знавал белорусский язык и времена, когда его записывали с помощью арабского письма! Так когда-то делали осевшие здесь татары. Сегодня лацінка практически не используется на территории Белоруссии, но еще жива в белорусской диаспоре на Западе. Хотя, впрочем, и сама беларуская мова дома тоже явно не в фаворе. То, что многие приезжие слышат в белорусских селах и принимают за белорусский язык, таковым не является – это трасянка. Трасянкой белорусы называют, то, что в Украине именуется суржиком, то есть смесь местного языка с соседними: белорусского и русского, белорусского и польского, белорусского и украинского, белорусского и литовского.

Действительно, белорусский язык переживает не самые лучшие времена в своей истории, и на призыв «Размаўляй сам мной па-беларуску!» все чаще ответом является молчание или, в лучшем случае, трасянка. Даже те, кто выбирает белорусский для повседневного общения, как язык своего творчества или научной деятельности, сразу оказываются перед несколькими дилеммами. Во-первых, уже упомянутый вопрос с выбором азбуки, во-вторых, литературные нормы. Дело в том, что до реформы белорусской грамматики в 1933 году действовала литературная норма, кодифицированная еще в 1918 году Брониславом Тарашкевичем. Впоследствии она и получила название по имени своего родителя тарашкевица. Однако в 1933 году белорусский язык во имя пролетарской дружбы народов претерпел некоторые изменения, продиктованные нуждами мировой революции и советского государства. А новые правила правописания в среде белорусской интеллигенции получили название «наркомовки». Белорусский язык — не уникальная жертва мудрой политики Страны Советов. И до, и после него подобные реформы проходили украинский, узбекский и целый ряд других языков многонациональной страны. Целью большинства реформ, а особенно это касается восточнославянских украинского и белорусского, было сближение литературных норм этих языков с языком межнационального общения и пролетарской дружбы – русским. Сегодня немногочисленные, но преданные своему делу белорусские филологи все чаще ратуют за возвращение мовы к своим истокам, к правописанию тарашкевицы. Более того, белорусскую Википедию также можно читать в двух вариантах: официальном и на тарашкевице.

Пагубными для судьбы белорусского языка, похоже, стали сороковые годы. Вся Западная Беларусь оказалась выжженным пожарищем, здесь дважды пронеслась разрушительным смерчем война, сначала немецкая, а потом и советская армия всей своей мощью истоптали эту землю. В итоге, от местного населения практически ничего не осталось, а на его место переселили новых обитателей этих территорий из других республик СССР. Естественно, что никто уже и не думал говорить па-беларуски.

В 1920-е годы наряду с идиш, польским и русским языками белорусский был одним из официальных языков Белорусской Советской Социалистической Республики (некоторое время лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был начертан на гербе БССР на всех четырёх языках). Затем белорусский язык фактически использовался как один из двух официальных языков БССР наряду с русским. В июле 1924 года в БССР началась политика белорусизации, которая продолжалась до осени 1928 года (до издания постановления ЦК КП (б) Белоруссии об усилении критики буржуазного национализма).

В произведениях, созданных до 1917 года, слишком много пишется о тяжкой доле белоруса, а это не доставляет удовольствия людям
оптимистичным и деятельным. А литература, появившаяся при советской власти, почти вся грешит коммунистическим верноподданничеством. Многие не без оснований считают, что в советские времена на белорусском языке писали в основном те, кто вследствие конкуренции рисковал остаться неопубликованным, если бы писал на русском: КПСС изображала "расцвет национальных культур", и издание белорусскоязычных книг даже дотировалось.

Белорусский язык в Беларуси, как это ни печально, — довольно редкое явление. Даже в деревнях и сёлах наши бабушки отнюдь не говорят на чистом, не исковерканном и красивом по своей мелодичности белорусском. Это скорее смесь нескольких похожих, но ведь, на самом деле, абсолютно разных языков. Несправедливое вытеснение его из культуры белорусов «налицо». И это, на мой взгляд, главная ошибка наших предков, позволивших отобрать главнейшую особенность нашей нации, не сохранив и не передав в наследие великий дар — возвышенную гордость за свой родной, настоящий язык. Если опросить современных молодых людей об их отношении к белорусскому языку, то большая часть скажет вам, что этот язык для них мёртв, некрасив и немоден. Но как же мы можем осуждать то, что выделяет нас от других культур? То, что испокон веков наделяло нас уникальностью и выразительностью? Какое имеем мы право упрекать в неактуальности и старомодности то, что издавна было нашим символом и должно было стать священной традицией, главным законом нации? Но, к сожалению, белорусы настолько отдалились от своего языка, что вновь привести этот механизм в действие практически невозможно.

С одной стороны мы агитируем людей родниться и не сторониться своего языка, но, к слову, это мало к чему приводит. Народ нуждается в массовом привлечении и заинтересованности, чтобы об этом не говорили один-два человека, а побуждало большинство. И только тогда белорусский язык не станет белой вороной в потоке привычных нам русских слов. Только тогда люди перестанут стыдиться права обладать языком, подаренным нам предками. Но это далеко не единственная причина, по которой белорусский язык отходит на второе место. Мы не знаем его. И пусть каждый обладает основой, но далеко не все могут похвастаться идеальным знанием и умением красиво на нём говорить. Русской речи на школьных занятиях отводится намного больше времени и внимания, чем родной. И именно в этом кроется суть того, почему нам абсолютно не нравится звучание нашего языка, почему многие считают его грубым и неотёсанным. Мы не имеем ни малейшего представления о том, как из уст на самом деле льётся настоящее белорусское слово.

Ведь современные люди сейчас просто не задумываются над такими важными задачами — им и так проблем хватает, а на вопрос «Как вы относитесь к белорусскому языку?» лишь кривятся, чтоб попросту не вникать и не нагружать себя лишними заботами. Однако благородный, завоевательный дух сокрыт почти в каждом. И к нему нужно взывать. Конечно, безумно радует, что несмотря ни на что, всё же остаются люди, небезразличные к судьбе своего языка, а значит и своих корней. Однако с каждым поколением, люди всё дальше уходят от проблем прошлого и поэтому нужно действовать сейчас! Спасти белорусский язык, помочь ему выбраться из капкана – вот задача, которая должна встать сегодня перед каждым как нравственный, высокоморальный долг перед предками.

Что-то белорусы все-таки делают. В прошлом году ГАИ г. Гродно стало выпускать рекламные памятки на родном языке. Республиканская акция по популяризации использования средств пассивной безопасности, проведенная с 20 по 27 ноября, показала актуальность проблемы игнорирования ремней безопасности. Только в Гродненской области за неделю были выявлены 356 фактов среди водителей и 146 нарушений со стороны их пассажиров, рассказали в ГАИ Гродно.

Именно по этой причине в ГАИ региона было принято решение продолжить республиканскую акцию на местном уровне. Операция «Пристегнись!» продлится до 18 декабря. А к ее проведению были изготовлены четыре новых панно на белорусском языке, которые в ближайшие дни появятся на билбордах Гродно.

Как пояснил Евгений Дудко, начальник пресс-центра УВД Гродненского облисполкома, новый формат обращения к водителям реализовали в двух сюжетных линиях кампании «Прышпіліся» — обращение детей к родителями и девушек ко всем белорусам.
Основным показателем того, что белорусский язык не является в полном смысле государственным, а имеет всего лишь декоративный статус, это отсутствие на нем законов и других нормативных актов. Все Кодексы в Беларуси приняты на русском языке, а поскольку официального перевода на белорусский язык нет, то формально судьи, как и остальные субъекты процесса, не вправе произвольно переводить нормы закона. Таким образом, отсутствие законотворчества на белорусском языке является непреодолимым препятствием для защиты и отстаивания своих интересов белорусскоязычными гражданами в суде и других государственных органах. В январе 2015-го председатель Конституционного суда Петр Миклашевич заявил, что считает целесообразным издавать законы на белорусском и русском языках. Но никаких конкретных действий для этого предпринято не было. Несмотря на то, что в соответствии со статьей 26 Закона «О государственной службе в Республике Беларусь» и статьей 4 Закона «О языках» госслужащие обязаны владеть двумя государственными языками, эта норма в делопроизводстве и судебном производстве практически не работает.

Доля белорусского языка на национальном телевидении и радиовещании ничтожная, на белорусском языке совсем не выпускаются художественные фильмы. Крое того, по данным Белстата, в 2013-м году в Беларуси на русском языке было издано 82,8% книг и брошюр, на белорусском — 10,1%. Далеко не в каждом музее страны можно заказать экскурсию на белорусском языке. Аудио-гиды могли бы в определенной степени решить эту проблему, но, за редким исключением, их нет в музеях.

Для исправления катастрофического положения с белорусским языком в Беларуси нужна специальная комплексная государственная программа, которая предусматривала бы кардинальные изменения в государственной политике русификации, которая проводится сегодняшними властями Беларуси. Белорусскому языку необходима государственная поддержка, иначе он погибнет.

Сегодня в Беларуси наиболее активно вещают на белорусском недочеловеческое Радио "Свобода" (думаю понятно, о каких унтерменшах речь), а в зомбоящик внедрен канал БелСат, располагающийся в Варшаве. И цель у этих медиек одна: намайданивание обстановки в Беларуси с целью отрыва ее от России. Фактически это эдакие аналоги "Эха Москвы" и "Дождя", чьи цели ни к чему хорошему не ведут; обыкновенные дешевые медийные проститутки.

Сегодня этот замечательный и самобытный язык, похоже, самый старый из трех восточнославянских языков живет, пожалуй, лишь в головах, а скорее, в сердцах белорусской интеллигенции. А беларуская мова жива, пока жива интеллигенция, так «Многая лета!».

Я, конечно же, выражаю надежду, что белорусский язык будет использоваться в Беларуси также активно, как и русский и надеюсь, что сближение этих языков в дальнейшем без ущемления прав друг друга сыграет на пользу каждому из народов. Да и в самой России пора бы уж привести в порядок наши лингвистические ветви, а то слишком уж злоупотреблять "заокеанским инглишем" стали. Вредно это все, надо налаживать контакты с соседями и союзниками, а не сидеть ровно на жопе насаждая только свое, подобно пиндосам. Без языков сегодня никуда.

Использованные источники: Википедия, skypestudy.ru, bk-brest.by, s13.ru, mogilove.com, bel-project.narod.ru

Похожие статьи:

ПолитикаВо Львове отменили Великую Отечественную войну

ПолитикаНедруги России

ИсторияКазацкая Республика Украина

ИсторияОни зовут себя Православными Русинами

Вторая мировая войнаСС «Галичина» против Украины

Magyar Szabad

рейтинг

0

просмотров

2032

комментариев

4
закладки

Комментарии