Рукоделие на Руси: выделка и обработка льна

Рукоделие на Руси: выделка и обработка льна


Уникальные свойства льна сделали его одной из самых популярных культур. Речь пойдет о льне-долгунце и создании из него ткани. Почти 30% от стебля составляет волокно, ценящееся рукодельницами всех времен и народов.
           
Русь любила льняную ткань. В зависимости от выделки она могла быть использована и для тончайшей одежды высших сословий, и для изготовления парусов. Плантации льна были настолько велики, что в 907 году позволили оснастить двухтысячную армаду Вещего Олега. Благодаря множеству торговых путей была возможность продавать лен за границу, как следствие, его сажали все больше и больше. Краткая историческая сноска позволит вам в этом убедиться:

  • XIII век: летописи и грамоты сохранили информацию о расширении посевных площадей под лен;
  • XVI век: запущено первое фабричное производство канатов; в этом же веке через Нарву и Архангельск начинают экспортировать продукцию для западноевропейского потребителя;
  • XVII век: поставки льна за рубеж достигают настолько значительного масштаба, что в стране вводится монополия на экспорт льняных изделий;
  • XVIII век: издается царский указ, повелевающий увеличивать количество фабрик. Волокно и нити, экспортируемые в Западную Европу, становятся одним из основных финансовых потоков, направленных в казну.
На начало XX века Россия — самый крупный в мире производитель и поставщик льняной продукции. Вы только представьте: почти 80% всего льна на мировом рынке принадлежало России! 27 районов по всей стране сделали эту отрасль своим главным доходом.

Кукушка закуковала — пора сеять лен

Посев проводили со второй половины мая до начала июня, когда земля прогрета и щедро напоена весенними дождями. В это время отдавалось должное приметам, поверьям и обрядам. Чего стоят только яйца в сеялке, которые клали к семенам якобы для большей белизны будущих волокон? И причем их непременно нужно было съесть, не сходя с поля, когда опустеет сеялка. А чтобы лен-долгунец радовал длинными и крепкими волокнами, перед едой яйца подбрасывали вверх, насколько хватало сил, и приговаривали: "Расти, лен, выше лесу стоячего!". Если учесть масштабы производства, то обряд, по всей видимости, работал.

Сверх-сложного ухода лен не требовал: достаточно было прополки. Но вместе с тем, если представить гектары голубеньких цветочков, щедро сдобренных сорняками, то перспектива не самая радужная. Не думаю, что мужчины принимали активное участие в этом процессе, так что остается только позавидовать выносливости наших женщин.

Начало сентября давало старт уборке урожая. Процесс назывался "теребление": светло-желтые стебли выдергивали с корнями и связывали в небольшие снопы диаметром 20-30 см. Время сбора играло очень большую роль: если передержать лен или убрать раньше времени, то качество волокна было не таким, как нужно, значительно отличаясь в худшую сторону. Хорошим мерилом зрелости были листья: когда они начинали немного подсыхать, то, значит, уже пора приступать к уборке. Выдергивали небольшими пучками, одновременно убирая остатки сорняков, увязывали и расставляли в поле. Вариантов расстановки для сушки было несколько, но самым "ходовым" была сушка на жердях, в подвешенном состоянии, или в параллельных рядах, когда верхушки снопов одного ряда опирались на верхушки соседнего.

На следующем этапе обивали семена. Делалось это прямо на поле, специальными палками с утолщением на конце — кичигами. Причем делалось с попутным улучшением характеристик посадочного материала: семена брали только с длинных стеблей.

Вылеживание и вымачивание

Очень важным процессом была лежка, или мочка. Результатом должно стать легкое отделение костры (твердой части) от мягких волокон, используемых в рукоделии; но в разных губерниях процесс проходил по-разному.
Взять, к примеру, Вологодскую губернию: там просушенные снопы расстилали на полях. Идеальным условием для лежки было чередование хорошей погоды и дождя, а если еще и роса с утра, то совсем хорошо.
В Петрозаводском уезде поступали иначе. Там выбирали водоем с тихим течением, в котором и производилось вымачивание. Абы какая речушка не подойдет — имелись свои секреты:
  • мочение в озере отбеливало волокна;
  • если лен побило морозом, то красный оттенок скрывали вымачиванием в реке с темной водой;
  • если на берегу росли растения, содержащие дубильные вещества, то в таких местах лен не мочили — волокна обретали ненужную жесткость;
  • не замачивали лен рядом с хвойными деревьями.
Не последнее место в вымачивании льняных снопов занимало время погружения. Если его задержать, то даже вода с самыми лучшими качествами даст неважный результат. А ранние морозы были самой настоящей бедой, потому что долгое нахождение в воде уменьшало прочность льняных волокон, а ждать приходилось до потепления. Зажиточный люд мог позволить себе подождать следующего года и вымочить снопы как полагается, но это редкость: в основном все торопились успеть до зимы.

Снопы прижимали надежным гнетом (жердями, сучьями, бревнами), и оставляли вымокать.

И лежка, и мочение длились от недели до месяца, в зависимости от погоды. Готовность проверяли на горсти сырья: небольшое количество льна мяли и трепали, проверяя, как отходит костра. Вымоченный лен перед мятьем прополаскивали от гнилостного запаха, немного отжимали воду и пучками вывешивали на просушку.

Если вымачивание или лежка из-за погоды попадали на позднюю осень, то снопы часто досушивали в ригах или бане, усаживая снопы на жерди. Качественная сушка была очень важна: пересушенный лен превращался в паклю. Процесс занимал 10-12 часов, очень редко сутки.

Мятье, трепание и чесание

Для мятья и трепания использовали специальные приспособления. Мялкой служило бревно с вырезанным продольным пазом, к одной стороне которого был прикреплен длинный деревянный нож. Процесс выглядел следующим образом: стебли льна клали в паз, и с силой опускали на них нож, размалывая таким образом костру. Иногда одного мятья было недостаточно, и процедуру повторяли с более тонкими инструментами, действующими по тому же принципу. Мялицы устанавливали на улице. Сам процесс проходил уже в холодную погоду, но, несмотря на это, одна женщина могла обработать за день до двух пудов стеблей.

Целью трепания было отделение частичек костры от волокна и его распределение. Можно было просто побить пучок волокон о столб, но чаще брали специальное трепало: дощечку ножевидной формы. Тяжелой она будет или легкой, зависело от качества льна: сильные, здоровые волокна требовали более веского трепанья, и наоборот. Пучок брали за один конец, а по второму били трепалом. Потом процесс повторяли с другим концом, и напоследок выворачивали пучок наизнанку и точно так же оббивали сердцевину. Оставалось отсортировать волокна по качеству и цвету. Остатки костры и обрывки волокон либо сжигали, либо конопатили ими стены. Из отрепья могли вить толстые грубые веревки для перевязки того же льна.
Чесание имело общие черты, но в отдельных губерниях инструмент и длительность процесса отличались:
  • — средняя часть России: волокно прочесывали дважды: деревянным гребнем и щеткой;
  • — северо-восток: трех- и четырехкратное прочесывание щетью.
 Щеть по внешнему виду очень напоминала круглые малярные кисти, только состояла она из жесткой щетины и деревянной ручки, промазанной смолой и укрытой кожаной воронкой. Для дома их в состоянии были сделать даже дети. Более аккуратные и красивые щети делались ремесленниками и выставлялись на продажу.
           
Чесание доверялось только матери семейства, или опытной мастерице. В зависимости от количества, прочесывания давали волокно для разных целей, от грубого полотна-рядины до тончайших нитей для полотенец. Словом "лен" называли только те волокна, которые остались на гребне после длительного многократного вычесывания.

Ближе к концу осени женщины демонстрировали друг другу первый вытрепанный лен. Девушки особенно старались похвастать мастерством, ведь на "смотринах" могли оказаться их будущие свекрови.

Прядение и ткачество

Прядильный сезон продолжался долгие пять месяцев. Украшенная резьбой и узорами прялка, зачастую являвшаяся семейной ценностью или подарком жениха, а также веретено — вот спутники пряхи. Пряли все, от мала до велика: у юных девочек был свой урок — напрясть к замужеству столько, чтобы хватило на пошив приданого. Ручное прядение очень долгий и кропотливый процесс: опытная мастерица с утра до ночи могла напрясть всего 300 м пряжи. На 1 кв.м. полотна уходило до четырех дней.

Саму прялку можно было условно поделить на две части: ту, к которой крепится кудель, и ту, на которой сидела пряха. С кудели она левой рукой тянула нить, которую наматывала на веретено в правой. И вот такую L-образную конструкцию самопрялка, появившаяся в XIX веке, не смогла вытеснить: качество нити было гораздо выше. После прядения готовый материал сортировали: нити, сделанные маленькими пряхами, шли на уток, а тонкие и прочные предназначались для шитья.
Перепряденные нити использовали для ткачества. В избах устанавливали кросна — станок для ткачества, представлявший собой П-образную перекладину, к которой крепили нити основы и впоследствии наматывали готовую ткань. В нижней части рамы устанавливалась еще одна перекладина: ее роль — распределение нитей основы, четные сверху, нечетные снизу (и наоборот). Свободные концы связывались, и к ним подвешивался груз для натяжения основы. Кросна ставили под небольшим наклоном, чтобы между нитями оставался промежуток. Задние нити крепились к еще одной перекладине. Если она лежала на кроснах, то оставалось естественное расстояние для пропускания утка между нитями, а если ткачиха ее натягивала на себя, то образовывался искусственный промежуток, в который снова протягивали уток; в этом случае передние нити отходили назад. Используя цветную нить и чередуя цвета и способы ткачества, мастерицы создавали красивые геометрические узоры.

Отбеливание и крашение

Если нити не красили, то полотно получалось серого цвета. В таком виде его использовали только в крайних случаях. Для шитья обычно использовали беленый холст:
  • перед тканьем полотна белилась нить, смотанная в клубки;
  • готовое полотно в течение 15 часов отбеливали в щелоке и оставляли под открытым небом на несколько дней, после чего еще раз вываривали в щелоке и стирали.
Перед пошивом одежды наводили дополнительный лоск: красили ткань в разные цвета. Использовались природные красители: кора и корни, цветы и листья, глина, сажа и прочие подручные средства. Может, цвета были не такими яркими, как мы привыкли, но натуральность краски и ткани того стоила.

Похожие статьи:

Славянские символыЗагадка вологодских узоров

КнигиРемесло Древней Руси. Рыбаков Б.А.

АудиокнигиМы славяне - Семенова Мария (2002)

ТрадицииПлетение венков

РукоделиеСольвычегодской школе народных ремёсел 20 лет

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

3348

комментариев

2
закладки

Комментарии