Хорея: время танцевать

Хорея: время танцевать

Иногда очень занимательно отслеживать историю образования того или иного определения. Случается так, что из-за древнего поверья, берущего начало еще в раннем Средневековье, своё название получает странная, но от этого не менее страшная болезнь — пляска святого Вита.

 

Предмет легенды

Святой Вит всегда ассоциировался у меня с седобородым старцем, который заслужил место в сонме церковных календарей какими-нибудь чудесами. Но оказалось, что мои ассоциации не имели ничего общего с действительностью, если таковая вообще была. Дело в том, что нет ни единого достоверного свидетельства, которое могло бы подтвердить или опровергнуть существование Вита, каковым его представляет Церковь.

Согласно сведениям из церковных источников, Вит был сыном римского сенатора, но язычником, как его отец, не стал — под влиянием своего учителя ребёнок (то ли семи, то ли двенадцати лет) принял христианство. Предание гласит, что мальчик ушел из дому, покинул Сицилию и направился в Рим. Там он успешно провел обряд экзорцизма над наследником императора Диоклетиана. В честь избавления любимого сына от одержимости Диоклетиан устроил большой праздник, которому предшествовало жертвоприношение и почитание богов языческого пантеона. Юный экзорцист отказался участвовать в “мракобесии”, чем вызвал гнев императора. Упорство Вита привело к последствиям, которые были вполне ожидаемы для всех христиан в ранний период становления этой религии: мальчика арестовали и отправили в яму со львами, в качестве главного праздничного блюда. Но хищники не тронули Вита (видимо, распознали в нем будущего святого). Императора такой исход дела не устроил, и он повелел бросить ребёнка в кипящее масло. Занавес. Представители церкви уверены, что именно так все и было, хотя абсолютно ничем не могут подтвердить, что Вит вообще существовал. Тем не менее, он был причислен к лику святых.

День памяти святого Вита католики назначили на 15 июня, и ежегодно устраивали пышные праздники в его честь. Как известно, Европа в XIV веке переживала эпидемию чумы. Средневековая медицина показала почти полную беспомощность перед лицом чёрной смерти, и это стало толчком для активизации деятельности религиозных фанатиков. Лечились “по старинке” — истовыми молитвами и тщательным отправлением религиозных обрядов. Из истории мы знаем, что это был не лучший способ исцеления, но людям свойственна вера в чудеса. И тогда-то святому Виту (а точнее, его статуям) приписали чудодейственное свойство: мол, если в день памяти мученика проплясать перед изваянием, то на весь будущий год можно гарантировать себе крепкое здоровье. Благодаря этому поверью толпы людей ежегодно выписывали перед статуями замысловатые па, надеясь тем самым уберечь себя от главного врага — черной смерти. Пляска простолюдинов была далека от салонных танцев, и часто носила экспансивный, чересчур эмоциональный характер. Неудивительно, что в более позднее время между такими танцами и хореей была проведена аналогия, и болезнь назвали пляской святого Вита.

Хорея

На греческом языке этот термин означает вид танца. По сути это даже не болезнь, а один из синдромов более тяжёлого недуга, именуемый хореей Сиденгама. Хореический гиперкинез распознается по наличию у больного беспорядочных, отрывистых движений, не имеющих никакой систематики в частоте и характере. Они напоминают пародию на нормальные движения здорового человека — присущая хорее гротескность, и некая вычурность придают ей сходство с безумным танцем. Отсюда и аналогия с пляской святого Вита. Но если перед статуей юного мученика был действительно танец, хоть и выглядевший весьма странно, то хорея Сиденгама — нейродегенеративное заболевание головного мозга, передающееся по наследству. Тут не помогут ни молитвы святому Виту, ни хоровод вокруг его изваяния.

“Пошевеливай вал…”

Гей, баргузин… пошевеливай вал!..

— орал курьер на лестнице.

Слезы текли по лицу девицы, она пыталась стиснуть зубы, но рот ее раскрывался сам собою, и она пела на октаву выше курьера:

Молодцу быть недалечко!

М.А.Булгаков, “Мастер и Маргарита”

Благодаря проделкам Коровьева члены комиссии вынуждены были петь без остановки. Может, у меня проблемы с ассоциациями, но при изучении материала для этой статьи я сразу вспомнила о моменте из любимого романа. Ситуации действительно в чем-то похожи, только литературные персонажи упражнялись в хоровом пении, а реальным, страдающим от хореи, приходится “танцевать”.

Июль 1518 года, Страсбург. Жаркое лето ничем не отличалось от предыдущих, вплоть до середины месяца. Когда мадам Троффеа выходила из дому, направляясь на городской рынок, она, наверное, сильно удивилась, когда ноги отказались ей подчиняться, и вместо привычных ровных шагов начали отбивать танцевальные элементы. Никакого праздника не было, но женщину оказалось не так-то просто остановить. Впрочем, это и не удалось: мадам проплясала шесть дней. На седьмой день на городских улицах можно было насчитать уже более трех десятков танцоров. Риторический вопрос — что делать? Представители власти посовещались с местными светилами медицины, выяснили, что перепробованы все доступные методы лечения, и пришли к выводу: клин клином вышибают. Муниципалитет выделил плясунам самый просторный зал, усадил туда же музыкальный квартет, который аккомпанировал им во время безумного танца. Но попытка исцеления по принципу “От чего заболел — тем и лечись” оказалась неудачной. В начале осени уже несколько сотен человек непроизвольно дергали руками, ногами, а то и всем туловищем. Временами, в короткие моменты просветления, они просили о помощи, и утверждали, что их пляска — словно насилие над разумом, потому что тело отказывалось подчиняться. Постоянное движение приводило к быстрому переутомлению, износу организма и, как следствие — преждевременной смерти. После того, как танец нескольких человек закончился летальным исходом, всех остальных плясунов усадили в телеги и увезли прочь из Страсбурга. Их дальнейшая судьба неизвестна — скорее всего, в городе распространили слухи, что больных увезли в лечебницу неподалеку, и на том все закончилось. Что касается городской эпидемии, то уже в середине сентября все оставшиеся горожане были здоровы.

Свидетели и версии

Это могло бы показаться выдумкой безумного сказочника, но сохранились свидетельства очевидцев, дошедшие до наших дней в виде архивных записей, содержащих протоколы городских собраний, врачебные записки, и даже тексты проповедей, которыми местные пасторы пытались вдохновить свою паству. Страсбургская танцевальная лихорадка — не плод средневековой фантазии. И все время, вплоть до сегодняшнего дня, она не дает покоя исследователям. Ученых мучает один-единственный вопрос — что это было? Что заставило людей танцевать до полного истощения физических сил?

В 1952 году Юджин Бэкмен, автор книги “Религиозные танцы в христианстве и популярной медицине”, предположил, что причину нужно искать в биохимических процессах, происходящих в организме. Бэкмен допускал, что главная виновница страсбургских бед — спорынья. Она образуется на ржаных стеблях в условиях повышенной влажности. Грибок легко попадал в организм, и действительно мог вызвать галлюцинации вкупе с конвульсивными движениями. Но у этой теории есть большой недостаток: спорынья не может дать такого количества энергии, чтобы поддерживать танцоров на протяжении нескольких дней.

Ещё одна версия, основоположником которой стал социолог Роберт Бартоломью, предполагает, что причиной всему — секта. Якобы все танцоры состояли в некой языческой организации, употребляли какие-то наркотики, и вытанцовывали под их действием. Но этот вариант тоже не выдерживает критики: нужно учитывать настроение времени, в которое все происходило. Если бы в действиях танцоров был хоть малейший намек на еретичество, то Церковь не стала бы с ними церемониться и развела тотальный костёр. Этого не случилось, да и по свидетельствам люди действительно не хотели танцевать и пытались всячески этому противиться. Значит — не секта.

Все-таки святой Вит?

Лето 1518 года стало нескончаемой темой для писателей. Один из них, Джон Уоллер, выпустивший книгу “Время танцевать, время умирать”, уверен: танцевальная эпидемия не вспыхнула неожиданно. Отнюдь — она стала логическим завершением череды напастей, обрушившихся на жителей Страсбурга. Судите сами: поздние заморозки и град, погубившие почти весь урожай, стали причиной голода. Тот, в свою очередь, повлек за собой вереницу смертей. Приходилось убивать главных кормильцев — домашний скот, брать долги в других городах, просить милостыню и использовать любую возможность раздобыть еду. Прибавьте сюда пару эпидемий оспы, проказы и сифилиса, и у вас получится относительно целая картина происходившего тогда в Страсбурге.

Тут-то на помощь и приходит святой Вит. Правда, среди верующих бытовало мнение, что если чем-то рассердить святого, то он нашлет “танцевальное проклятие”. Но он же мог и исцелить от болезней. Стоит ли удивляться, что в сложнейший период на улицах появилось так много танцующих? Может, люди пытались просто вымолить себе здоровье?

Впрочем, Уоллер не считает, что Вит как-то причастен к танцевальной лихорадке. Профессор предположил, что виной всему — массовый психоз. Предшественниками таких истерий как раз и являются сильные стрессы и лишения, после которых человек впадает в транс, и не может выйти из него самостоятельно. Получается, что танцорам из Страсбурга нужны были не лекарства, а психотерапевт?

 

К сожалению, это далеко не единственный случай, связанный с массовыми противоестественными танцами. Да, он задокументирован подробнее прочих, но увы — не уникален. Историкам известно как минимум десять подобных инцидентов, происходивших в Европе до страсбургских событий, и еще несколько раз — после. Последний случай зафиксирован в 1840-х годах: тогда несколько племен с Мадагаскара плясали, по заверениям врачей, “в состоянии транса” — они были убеждены, что ими овладели злые духи.

 

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

177

комментариев

10
закладки

Комментарии