"Кадры решают все!" Образование и наука в СССР


Этот материал я собирался разместить давно, но каждый раз откладывал на потом. На этот раз тянуть с моментом не стану, а поделюсь не мешкая. В последнее время многие частенько задают себе вопрос: почему у нас такой низкий уровень образования и почему многие выпускники не могут ответить даже на самые простые вопросы из школьной программы. Встречный вопрос: а что вы сделали с предыдущей системой образования? В советские годы кадровая подготовка будущих специалистов кардинально отличалась от той, которая сегодня воцарилась на всем постсоветском пространстве. Украина полностью бандеризовала свою образовательную систему и уже никогда ее не изменит, в Прибалтике ситуация ничем не слаще Незалэжной. А ведь советская система образования всегда была конкурентноспособной. Благодаря ей СССР всегда шел на первой строчке в рейтинге самых образованных государств мира. Страна занимала лидирующее место по востребованности своих людей, чьи знания, опыт и навыки на благо родной страны всегда ценились. Государство не жалело расходов на образование и не вводило ЕГЭ как сейчас. Какими же они были, советская наука и советское образование, если кадры действительно должны решать все?
Образование в Советском Союзе было тесно связано с воспитанием и формированием качеств личности. Советская школа была призвана не только решать общеобразовательные задачи, обучая учащихся знанием законов развития природы, общества и мышления, трудовыми навыками и умениями, но и формировать на этой основе коммунистические взгляды и убеждения учащихся, воспитывать учащихся в духе высокой нравственности, советского патриотизма и пролетарского интернационализма.
Принципы образования в Советском Союзе были сформулированы ещё в 1903 году в Программе РСДРП, озвученной на II съезде РСДРП: всеобщее бесплатное обязательное образование детей обоего пола до 16 лет; ликвидация сословных школ и ограничений в образовании по национальным признакам; отделение школы от церкви; обучение на родном языке и др.

С момента создания советского государства вопросам образования уделялось приоритетное внимание. 9 ноября 1917 г. (на следующий день после проведения 2-го Всероссийского съезда Советов 26 октября (8 ноября) 1917) совместным Декретом ВЦИК и СНК была учреждена Государственная комиссия по просвещению, на которую возлагалась задача руководить всей системой народного образования и культуры.

В октябре 1918 года введено положение «О единой трудовой школе РСФСР», которое вводило бесплатное и совместное обучение детей школьного возраста. 26 декабря 1919 был подписан декрет о том, что всё население страны в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязывалось обучаться грамоте на родном или русском языке — по желанию.
Серьезной проблемой была неграмотность значительной части населения, особенно крестьянства. Советское руководство считало достижение всеобщей грамотности одной из приоритетных задач.

Всего к 1920 году удалось обучить грамоте 3 млн человек. Перепись 1920 года на территории Советской России зафиксировала умение читать у 41,7 % населения в возрасте от 8 лет и старше. При этом эта перепись не была всеобщей и не охватила такие территории страны как Белоруссия, Волынская, Подольская губернии, Крым, Закавказье, горные районы Северного Кавказа, часть Туркестана и Киргизии, Дальний Восток, а также некоторые местности Европейской России и Украины, Хиву и Бухару.

На основе декретов СНК РСФСР, принятых в 1918—1919 гг., система образования была коренным образом изменена: существование частных школ было запрещено; введено бесплатное обучение, совместное обучение детей обоего пола; школа отделялась от церкви, а церковь — от государства; запрещалось преподавание в учебных заведениях какого бы то ни было вероучения и исполнение обрядов религиозного культа; отменялись физические наказания детей; все национальности получили право обучения на родном языке; положено начало созданию системы общественного дошкольного воспитания; выработаны и введены в действие новые правила приёма в вузы.

Современные исследователи отмечают: «Коммунистическая атака на систему распределения научных статусов началась в 1918 г. Дело заключалось не столько в „перевоспитании буржуазной профессуры“, сколько в установлении равного доступа к образованию и уничтожении сословных привилегий, к числу которых относилась и привилегия быть образованным».
19 июня 1920 года Совнарком РСФСР образовал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по ликвидации безграмотности. Шло активное создание государственной системы образования для взрослых, представленной «лик пунктами» и школами ликвидации неграмотности (для людей 16-50 лет).

В области начального образования главной проблемой в 1920-е годы оставалась ликвидация неграмотности. В 1923 году декретом Народного комиссариата просвещения было создано Общество «Долой неграмотность». Свыше 1,2 млн человек объединяли городские шефские организации, призванные помогать деревне в подъёме культуры. В целях ускорения ликбеза пришлось усилить нагрузку на пригодные школьные помещения: при том, что к 1924 году численность учащихся (при абсолютном сокращении населения) удалось довести почти до уровня 1914 года (98 %), количество школ составило лишь 83 % от предвоенного уровня. Основной приток учащейся массы в этот период составляли беспризорники, численность которых достигала в эти годы 7 млн человек. В 1925-28 гг. по мере обеспечения доступности обучения для всех детей школьного возраста всеобщее обязательное начальное обучение вводилось распоряжениями местных советских органов. Так законы о всеобщем обучении были приняты: в 1924 в Украинской ССР; в 1926 в Белорусской ССР; а также в ЗСФСР (Закавка́зская Социалисти́ческая Федерати́вная Сове́тская Респу́блика) и в некоторых республиках Средней Азии в конце 1920-х гг. Но только после ликвидации беспризорности как массового явления (к 1928 — уже только 300 тыс.), к сентябрю 1930 года появились основания констатировать, что всеобщее начальное обучение детей введено фактически.

Советские школы перестраиваются в соответствии с «Положениями про единую трудовую политехническую школу». В истории образования СССР 1920-е годы характеризуются как годы поиска смелых и оригинальных решений. В школах широко вводится комплексное обучение, лабораторно-бригадный метод, метод проектов. В школах преподаются языки большинства населения республик. В 1920‑х годах среднее образование в СССР имело продолжительность семь лет. Следующим этапом было профессиональное образование, которое включало профессиональные школы, техникумы и институты. Фактически советская школьная система оформилась к 1922 году: начальная школа (4 года обучения), основная семилетняя общеобразовательная школа и старшая ступень общеобразовательной школы (всего 9-10 лет учёбы).

Большой ущерб системе народного образования и распространению грамотности был нанесен Первой мировой и гражданской войнами. Из-за постоянной нехватки средств к 1922/23 учебному году количество школ сократилось до 88 588, а количество учащихся сократилось до 7 322 062 (лишь к 1926 году количество школ возросло до 111 046, а количество учащихся — до 10 219 529)). Ситуация усугублялась голодом и разрухой во многих сферах экономики, полноценное финансирование системы просвещения удалось восстановить только к 1924 году, после этого расходы на образование стабильно росли.

По указанию И. Сталина была предпринята глубокая перестройка всей системы гуманитарных наук. В 1934 году было возобновлено преподавание истории в средней и высшей школе.

В 1930 году состоялся первый выпуск Всесоюзной промышленной академии в Москве.

В 1932 году в СССР были введены единые десятилетние трудовые школы.

В 1934 на XVII съезде ВКП(б) была принята резолюция о втором пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (1933—1937 гг.) в котором в частности была поставлена задача о всеобщем образовании в объёме семилетки, в первую очередь в деревне, поскольку в городе эта задача была в основном уже решена в ходе первой пятилетки. В плане 2-й пятилетки были установлены следующие показатели: рост количества учащихся (в низших и средних школах, рабфаках, ФЗУ, техникумах, вузах и втузах) до 36 млн против 24,2 млн человек в 1932 г., или до 197 человек на тысячу человек населения против 147 человек, не считая дошкольного образования, охватывавшего уже в 1932 г. 5,2 млн человек; увеличение сети массовых библиотек до 25 тыс. против 15 тыс. в 1932 г.

В 1933-37 гг было осуществлено обязательное 7-летнее обучение в городах и рабочих поселках. Уже в 1938/1939 учебном году в СССР 97,3 % детей, окончившие начальные классы, перешли учиться в среднюю школу.

Согласно плану третьей пятилетки планировалось также введение всеобщего среднего образования в сельской местности, однако оно не было осуществлено в связи с началом Великой Отечественной войны. И 7-летнее всеобщее обучение в СССР было осуществлено только в 1950-56 гг.

Всего за этот период количество учащихся в СССР во всех школах увеличилось с 13 515 688 в 1929/30 гг. до 31 517 375 в 1938/39 гг. Из них:
в начальных школах с 9 845 266 в 1929/30 до 10 646 115 в 1938/39 гг.
в неполных средних школах с 2 424 678 в 1929/30 гг. до 11 712 024 в 1938/39 гг.
в средних школах с 1 117 824 в 1929/30 гг. до 9 028 156 в 1938/39 гг.

Количество учителей увеличилось с 384 848 в 1929/30 гг. до 1 027 164 в 1938/39 гг.

Количество высших учебных заведений в 1932/33 г. составило — 832, в которых обучалось 504 000 студентов.

В целом, были достигнуты значительные успехи в народном образовании. Так, количество учащихся в СССР за 20 лет после октябрьской революции в 1937 году по сравнение с предвоенным 1914 годом увеличилось в 3,5 раз (в средних школах в 20,2 раз), а количество высших учебных заведений выросло в 7,7 раз.

К концу 30-х годов удалось также достичь значительных успехов в борьбе с неграмотностью: согласно переписи 1939 года процент грамотного населения составлял 87,4 %, значительно уменьшился разрыв в грамотности сельского и городского населения. Всего за 16 лет (с 1923 по 1939 гг.) в СССР обучалось более 50 млн неграмотных и около 40 млн малограмотных людей разных возрастов. Среди новобранцев проблема грамотности уже не стояла. А доля призывников имеющих высшее и среднее образование в 1939—1940 гг. составляла треть от общего числа призванных.

Наука и образование в годы войны
Военное лихолетье не миновало систему образования. Оказались разрушены десятки тысяч школьных зданий, а в уцелевших часто размещались военные госпитали. Из-за нехватки бумаги школьники порой писали на полях старых газет. Школьные учебники заменял рассказ учителя, но обучение детей не прекращалось. Оно велось даже в осажденных Москве, Севастополе и Одессе, в блокадном Ленинграде, в партизанских отрядах Украины и Белоруссии. В оккупированных же немцами районах страны обучение детей полностью прекратилось.

Большой вклад в победу внесли советские ученые. Все основные направления научных исследований были сориентированы на разгром врага.

Главные научные центры страны переместились на восток — в Казань, на Урал, в Среднюю Азию. Сюда были эвакуированы ведущие научно-исследовательские институты и учреждения Академии наук. Здесь они не только продолжали начатое дело, но и помогали в подготовке местных научных кадров. Более 2 тыс. работников АН СССР сражались в составе действующей армии.

Несмотря на трудности военного времени, государство уделяло большое внимание развитию отечественной науки. Численность научных учреждений страны в годы войны пополнилась не только новыми институтами, но и научными центрами. Были созданы Западно-Сибирский филиал АН СССР в Новосибирске, Академия педагогических наук РСФСР, Академия артиллерийских наук и Академия медицинских наук. Открылись республиканские академии наук в Узбекистане, Азербайджане, Армении.

Теоретические разработки в области аэродинамики, выполненные С. А. Чаплыгиным, М. В. Келдышем, С. А. Христиановичем, привели к выпуску новых образцов боевых самолетов. Научный коллектив под руководством академика А. Ф. Иоффе разработал первые советские радиолокаторы. С 1943 г. начались работы по созданию в СССР ядерного оружия.

Деятели культуры — фронту. С первых дней войны деятели отечественной культуры вносили весомый вклад в достижение победы. На фронт ушли более тысячи писателей и поэтов, в том числе М. А. Шолохов, А. А. Фадеев, К. М. Симонов, А. Т. Твардовский и многие другие Каждый четвертый из них не вернулся с войны. Осенью 1941 г. погиб известный детский писатель А. П. Гайдар. Был убит во время возвращения из осажденного Севастополя один из авторов сатирических романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» — Е. Петров. В берлинский тюрьме Шпандау был замучен немцами татарский поэт М. Джалиль, попавший тяжелораненым в плен. Десять писателей были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Литература военного времени пользовалась большим успехом и признанием как на фронте, так и в тылу. Мужество героев-блокадников Ленинграда было воспето в «Ленинградской поэме» О. Берггольц и в «Пулковском меридиане» В. Инбер. Подвиг защитников Сталинграда увековечили «Дни и ночи» К. М. Симонова и «Направление главного удара» В. С. Гроссмана. Стойкость и мужество защитников столицы было прославлено в повести А. Бека «Волоколамское шоссе». Популярной оставалась историческая литература военной поры, отражавшая героические страницы отечественной истории («Багратион» С. Голубова, «Порт-Артур» А. Степанова и др.). Подлинно народным стал образ Василия Теркина, созданный в.одноименной поэме А. Т. Твардовского.

До выезда на линию фронта создавались фронтовые театры. Первым из них стал театр «Искра», созданный из актеров Театра им. Ленинского комсомола. Более 40 тыс. деятелей искусств побывали на фронте за годы войны. В их числе были выдающиеся артисты И. Москвин, М. Жаров, И. Ильинский, А. Тарасова, А. Яблочкина, М. Царев, Н. Черкасов, Е. Гоголева и др.

Несмотря на эвакуацию ведущих киностудий в Среднюю Азию, не прекратил своей деятельности отечественный кинематограф. Деятелями кино в годы войны было выпущено около 500 киножурналов и 34 полнометражных фильма. Особой популярностью пользовались те из них, которые были посвящены борьбе с врагом («Два бойца» Л. Лукова, «Секретарь райкома» И. Пырьева, «Парень из нашего города» А. Столпера, «Нашествие» А. Роома и др.).

Самым любимым музыкальным жанром в годы войны стала лирическая песня. «Вечер на рейде» В. Соловьева-Седого, «Темную ночь» Н. Богословского, «В лесу прифронтовом» М. Блантера пела вся страна.

Популярностью пользовалась и симфоническая музыка. В блокадном Ленинграде Д. Шостаковичем была написана Седьмая (Ленинградская) симфония. Ее первая прямая трансляция из осажденного города была воспринята во всем мире как проявление гражданского мужества.

Особый зрительский успех имели фронтовые выступления артистов эстрады. Наиболее популярными исполнителями лирических песен были К. Шульженко, Л. Русланова, Р. Бейбутов, М. Бернес.

Если до войны советская культура помогала людям «строить и жить», то теперь она помогала им выживать и побеждать.

СССР был пионером в приоритетном развитии образования и науки. Его опыт 20-30-х годов заложил основу выхода СССР в мировые лидеры в 50-60-х годах XX века. Благодаря государственной политике в нашей стране был достигнут высокий уровень интеллектуального потенциала. Достижения науки и образования общеизвестны. Крупнейшие открытия и изобретения сделаны в ядерной физике, исследовании космоса, лазерной физике, оптике (комбинационное рассеяние, эффект Черенкова), биофизике. В целом ряде направлений советские ученые занимали ведущее место в мире и могли решать, практически, любую поставленную задачу. Велись исследования по всему спектру точных наук. Достижения в области математики носили уникальный характер. Об исторической роли Российской Академии наук и российских ученых говорится в статье академика Г. В. Осипова:

«Менялись ее названия – Петербургская Академия наук. Императорская Академия наук, Академия наук Советского Союза, – но направленность ее деятельности оставалась неизменной, она всегда преданно служила науке и России. Бесспорны ее заслуги и перед мировой цивилизацией. Одна треть всех величайших научных открытий XX века сделана российскими учеными, а на научно-техническое пространство бывшего СССР приходилось не менее 25% мирового обмена технологиями. Без преувеличения можно сказать, что без научных открытий Российской академии наук и российских ученых не было бы ни научно-технической, ни технотронной, ни информационной революций. Больше того, ученые Академии наук практически предотвратили ядерную катастрофу. В кратчайшие сроки они решили проблемы производства ядерного оружия».

В 50-е годы XX века наше школьное образование считалось лучшим в мире. Многое из нашей системы школьного образования заимствовала Япония, добившаяся в дальнейшем больших успехов в экономике и новых технологиях. Была создана уникальная система высшего образования. Выпускник мгу, МФТИ, МИФИ, МАИ, МВТУ был выше по качеству подготовки, чем его сверстники за границей. Высокий уровень образовательной подготовки носил массовый характер. Знания, занятия наукой считались престижным полем деятельности. Для широких масс населения был характерен интерес к научным достижениям. Выпускались огромные тиражи научно-популярной литературы. Россия – северная страна, и для развития ее экономики требуются огромные дополнительные затраты. Но сила России заключалась в квалификации людей, в создании новых технологий, в опережающем образовании, в ее интеллекте. В науке было много подвижников, видевших свое высшее предназначение в служении науке.

Ректор МГУ академик В.А. Садовничий в одном из интервью говорит об уникальной системе российского образования: «Наше преимущество в том, что мы рано и мощно используем принцип фундаментальной подготовки. Это оказалось возможным отчасти потому, что выпускник школы, который к нам приходит, по уровню подготовки выше, чем его ровесник за рубежом. В средних школах Западной Европы и США практически отсутствует обучение в области естественных наук. Поэтому в университетах приходится начинать с нуля. Так и получается, что за время учебы по программе бакалавриата (это первые четыре года обучения) студенты успевают освоить только курсы общей физики и высшей математики, с чем наши студенты успевают ознакомиться еще на первых двух курсах.

После бакалавриата учиться в странах Западной Европы и США продолжают лишь немногие. Несколько лет назад нобелевский лауреат Чжэньнин Янг говорил мне, что в лучших университетах Америки преподаватели математики – из Московского университета, а студенты-китайцы…

Во многом это зависит от материального фактора. У американцев человек, закончивший бакалавриат, уже успешно может работать в бизнесе. Тот, кто идет дальше в магистратуру, руководствуется уже другими нематериальными принципами. А то, что наши преподаватели постоянно получают приглашения подработать в Америке, говорит о том, что наша высшая школа не так плоха, как ее пытаются представить в последнее время многие, даже известные политики».

О международной значимости российской системы образования писал в своей статье один из крупных математиков современности академик В.И. Арнольд:

«Осенью 2000 года в Москву приезжали представители фирмы «Боинг» из Сиетла. Они рассказали мне, что не могли бы поддерживать традиционно высокий технический уровень своих разработок, если бы не использовали труд лучше американцев подготовленных иностранцев – японцев, китайцев и русских, которых в школах еще до сих пор продолжают учить как основам фундаментальных наук, так и умению думать и решать нетривиальные задачи. Но они опасаются, что американизация обучения вскоре ликвидирует и этот источник кадров, и хотели бы сохранить в России школьное образование».

В статье академика Российской Академии образования (РАО) В.Г. Разумовского приведены данные об уровне подготовки школьников:

«В 1991 году, несмотря на стремительный распад Советского Союза, определение уровня подготовки тринадцатилетних учащихся (восьмого класса) массовой школы на основе международных тестов дало неожиданно высокие результаты. Наши школьники оказались на четвертом месте в мире по математике и на пятом месте по естественным наукам, в том числе по физике. (Заметим, что американцы оказались на тринадцатом месте!). Успех этот был неслучаен, вместе с блестящими победами наших школьников на международных олимпиадах три десятилетия подряд он свидетельствовал о традиционно высоком научном и педагогическом потенциале нашей страны. Вспомним тот громадный энтузиазм народа, порожденный достижениями отечественной науки и техники в области ядерной и термоядерной энергетики, полупроводниковых приборов, квантовых генераторов, освоения Космоса. Здесь нужно отдать дань благодарной памяти нашим замечательным ученым П.Л. Капице, И.К. Кикоину, А.Н. Колмогорову, М.А. Лаврентьеву, М.А. Прокофьеву, А.И. Маркушевичу, A.M. Арсеньеву и др., которые внесли немалый вклад в разработку содержания школьного образования, в создание условий для высокого качества образования в школе и во внешкольных учреждениях: в основании прекрасного научного журнала для юношества «Квант», в создание знаменитых физмат-школ, были пионерами в организации физических и математических олимпиад, в которых первоначально принимали участие школьники только стран социалистического лагеря. И уж потом эти олимпиады стали по-настоящему международными.

Наука в СССР была одной из наиболее развитых отраслей народного хозяйства. В научных организациях работало 0,3 % населения СССР (1 млн. человек).

Наиболее были развиты технические науки и естественнонаучные дисциплины, имелись значительные достижения и в гуманитарных науках. Научные сотрудники работали как в Академии наук СССР, так и в отраслевых и республиканских академиях в различных предприятиях Министерств. Благодаря высокоразвитой науке (6—7 место в мире по нобелевским лауреатам, 25 % всех научных работников мира), на достаточно высоком уровне находились образование и здравоохранение, впервые в мире построенное на научных основах, неоднократно продемонстрировавшее свою эффективность и по многим параметрам считавшееся едва ли не лучшим в мире.

Отрасли экономики, созданные наукой в СССР: Атомная энергетика, самолётостроение, космонавтика, вычислительная техника.

7 советских учёных в 1950—1970-х годах стали лауреатами Нобелевской премии по физике, 1 по химии и 1 по экономике.

За два года, в 1918—1919 гг. было создано 33 крупных для того времени научно-исследовательских института, в числе которых такие известные, как Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), Физико-технический институт им. А. Ф. Иоффе РАН, Государственный оптический институт (ГОИ), Институт изучения мозга и психической деятельности, Рентгенологический и радиологический институт, Институт по изучению Севера. К 1923 году количество исследовательских институтов в стране достигло 55, а к 1927 году их стало более 90.

По числу публикаций (в тысячах штук; это общепринятый критерий в науковедении) по естественнонаучной тематике за период с 1981 по 1985 год, за конец советской эры, СССР находится на четвертом месте, опережая по числу публикаций все европейские страны, кроме Великобритании и ФРГ, да и от тех отставал не на много. Данная оценка приведена «Ассоциацией участников научной и инновационной деятельности „СибАкадемИнновация“» со ссылкой на Институт научной информации (США).

В 1922/23 учебном году в СССР насчитывалось 248 вузов (216,7 тыс. студентов).
В 1931/32 учебному году, количество вузов в СССР достигло 701 (405,9 тыс. студентов).
В 1940/41 учебном году в вузах СССР обучалось 811,7 тыс. студентов.
В 1970 в СССР было 805 вузов (4580 тыс. студентов).
В том числе в РСФСР — 457 (2671 тыс.), УССР — 138 (806,6 тыс.), БССР — 28 (140,1 тыс.), Узбекской ССР — 38 (232,9 тыс.), Казахской ССР — 44 (198,9 тыс.), Грузинской ССР — 18 (89,3 тыс.), Азербайджанской ССР — 13 (100,1 тыс.), Литовской ССР — 12 (57,0 тыс.), Молдавской ССР — 8 (44,8 тыс.), Латвийской ССР — 10 (40,8 тыс.), Киргизской ССР — 9 (48,4 тыс.), Таджикской ССР — 7 (44,5 тыс.), Армянской ССР — 12 (54,4 тыс.), Туркменской ССР — 5 (29,1 тыс.), Эстонской ССР — 6 (22,1 тыс.). Сеть вузов включала: 51 университет, 201 отраслевой вуз промышленности и строительства, 37 — транспорта и связи, 98 — сельского хозяйства, 50 — экономики и права, 99 — здравоохранения и физической культуры, 216 — просвещения и культуры, 53 — искусства и кинематографии.

На начало 1975/76 уч. г. в СССР насчитывалось 856 вузов (в 8 раз больше, чем в дореволюционной России)

Численность аспирантов за 1960—75 увеличилась в 2,6 раза, В СССР к 1976 году было подготовлено свыше 12 млн специалистов с высшим образованием. С 1960 по 1975 численность всех научных работников увеличилась в 3,5 раза, численность работников с учёной степенью кандидата или доктора наук — в 3,3 раза.

Развитие НТП СССР сопровождается ростом расходов на науку из государственного бюджета и других источников. Они составили (в млрд. руб.) 0,3 — в 1940, 6,9 — в 1965, 11,2 — в 1970, 17,4 — в 1975 .

В 1975 по сравнению с 1940 количество ежегодно поступающих изобретений и рационализаторских предложений возросло с 591 тыс. до 5113 тыс., из них внедрённых с 202 тыс. до 3977 тыс..

На начало 1976 доля лиц с высшим образованием составила 9 %, а с высшим и средним (полным и неполным) — 77 % всего занятого населения (в 1939 соответственно — 1 % и 12 %)

Темпы роста численности научных работников более чем в 2 раза превышали темпы роста численности рабочих и служащих.

Число научных работников в СССР в 1975 составляло 1/4 часть научных работников мира.

По оценке академика Евгения Каблова (2009), президента Ассоциации государственных научных центров, наука и экономика России в последние десятилетия жили в основном за счёт научного задела, созданного ещё в советское время.

Философия в СССР.
С постановлением ЦК ВКП(б) от ноября 1938 года «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском „Краткого курса истории ВКП(б)“», началось формирование единой системы философско-политического образования.

До Великой Отечественной войны были разработаны и утверждены программы по диалектическому и историческому материализму, заново созданы философские факультеты вузов, во многих институтах организованы кафедры диалектического и исторического материализма.

В 1948 году в СССР в философской сфере насчитывалось 4836 преподавателей, 125 профессоров, в том числе 44 доктора наук, 75,6 % преподавателей не имели учёных степеней. В вузах СССР действовала 41 кафедра философии, диалектического и исторического материализма. Как правило, такие кафедры создавались в университетах.

Профессиональные занятия философией были сосредоточены в академическом Институте философии, на философских факультетах Московского, Ленинградского, Свердловского и других крупных университетов. Важную роль в координации научных исследований играл Институт марксизма-ленинизма. Философская наука состояла под административным и политическим контролем Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и других партийных органов.

Ведущими советскими философскими журналами были «Под Знаменем Марксизма» (1922—1944) и «Вопросы философии» (с 1947 года). Позднее появился всесоюзный журнал «Философские науки». Большое значение имело издание пятитомной «Философской энциклопедии» в 1960-е годы и однотомного «Философского энциклопедического словаря» в 1980-е годы.

Медицина в СССР.
Благодаря явным успехам послевоенной медицины к середине шестидесятых годов, СССР удалось практически ликвидировать своё отставание в продолжительности жизни, которая вплоть до Второй мировой войны оставалась в СССР значительно ниже уровня западных стран.

Химия в СССР.
В 1934 году была опубликована монография советского химика Н. Н. Семёнова «Химическая кинетика и цепные реакции». Дальнейшие работы Семёнова над теорией цепных реакций были отмечены в 1956 году Нобелевской премией по химии.

В СССР, начиная с 1960-х годов, в ОИЯИ были получены 104, 105, 106, 107, 108 элементы таблицы Менделеева. Здесь же были синтезированы впервые сверхтяжелые элементы с атомными номерами со 112 по 117 и самый тяжелый на сегодня 118-й элемент.

Биология в СССР.
Выдающихся успехов достигла к 30-м годов отечественная биология, но на её долю выпали и тяжелейшие испытания. В агрономии добились больших успехов школы Д.Н. Прянишникова и Н.М. Тулайкова. В отечественной генетике работали выдающиеся учёные Н.К. Кольцов (возглавлял институт экспериментальной биологии), А.С. Серебровский, М.М. Завадовский, С.С. Четвериков. Н.И. Вавилов организовал сбор по всему миру образцов семян дикорастущих и культивируемых растений, чтобы использовать их в условиях СССР. Он доказал, что в прошлом на Земле существовало несколько основных центров происхождения культурных растений. Вавилов объездил с экспедициями страны Средиземноморья, Китай, Корею и Японию, Афганистан, Аравийские пустыни, Палестину и Иорданию, Эфиопию, многие страны Латинской Америки. Созданная им коллекция семян насчитывала 250 тысяч образцов. В 1929 году в возрасте 42 лет он стал самым молодым академиком АН СССР.

В это же время начал свою научную карьеру Т.Д. Лысенко. Как агроном Трофим Лысенко предложил и пропагандировал ряд агротехнических приёмов (яровизация, чеканка хлопчатника, летние посадки картофеля). С именем Лысенко связана кампания гонений против учёных-генетиков, а также против его оппонентов, не признававших «мичуринскую генетику».

Физика (включая ядерную) в СССР.
В 1924 году А. Ф. Иоффе открыл явление повышения прочности кристаллов при сглаживании их поверхности, получившее название эффекта Иоффе.

В 1928 году советские учёные Л. И. Мандельштам и Г. С. Ландсберг открыли явление комбинационного рассеяния света на кристаллах.

В 1934 году было обнаружено явление, получившее название «Эффекта Вавилова — Черенкова». Теоретическое объяснение явления было дано советскими учёными И. Е. Таммом и И. М. Франком в 1937 году. За открытие и истолкование этого явления П. А. Черенков, И. Е. Тамм и И. М. Франк в 1958 году были удостоены Нобелевской премии по физике.

В 1934 году советский физик П. Л. Капица впервые в мире создал гелиевый ожижитель.

В 1937 году в СССР был создан первый в Европе циклотрон.

В 1938 году П. Л. Капица открыл явление сверхтекучести гелия. В 1978 году «за фундаментальные изобретения и открытия в области физики низких температур» ему была присуждена Нобелевская премия по физике.

В 1940 К. А. Петржак и Г. Н. Флеров открыли спонтанное деление ядер.

В 1941 году советский физик-теоретик Л. Д. Ландау дал объяснение явлению сверхтекучести.

В 1956 году в СССР был изобретён и построен токамак (ТОроидальная КАмера с МАгнитными Катушками).

Лингвистика в СССР
Советское языкознание было представлено множеством школ и направлений, однако официально позиционировалось как опирающееся на единую марксистско-ленинскую методологию. Для многих советских лингвистов был характерен социологизм, материалистическое понимание явлений языка и общения, а также историзм в подходе к языку. В 1920—1940-е годы в советском языкознании доминировала псевдонаучная теория Н. Я. Марра (1864—1934), который утверждал, что язык является инструментом классового господства и что структура языка определяется экономической структурой общества.

Одной из существенных особенностей лингвистики в СССР была взаимосвязь теории языка и практики языкового строительства: создания алфавитов для бесписьменных языков (особенно в 1920-е годы), реформирования алфавитов, в том числе русского, разработки орфографических и пунктуационных правил, выпуска нормативных словарей (Словарь Ушакова, Словарь Ожегова, ССРЛЯ, МАС), грамматик (Русская грамматика), справочников (Лингвистический энциклопедический словарь) и др. Это способствовало созданию работ, посвящённых теории формирования литературных языков, принципам установления языковых норм, стимулировало развитие лексикографии и фонологических теорий. Разрабатывались также научные принципы обучения русскому языку нерусскоговорящих учащихся.

Основными исследовательскими центрами в области языкознания на протяжении большей части советского периода являлись Институт языкознания АН СССР (Москва; филиал в Ленинграде) и Институт русского языка АН СССР (Москва). Ведущим научным журналом с 1952 года были «Вопросы языкознания».

Ну и конечно же в СССР активно выпускался журнал "Наука и жизнь", который выписывали многие советские граждане.

Использованные источники: Википедия, uhlib.ru, realedu.ru

Похожие статьи:

ПолитикаОсновные беда России отнюдь не дураки и не плохие дороги

Русское делоА нас Рать

Русское делоЯ горжусь тем, что я русский

Наука и технологииРусский прорыв в технотронное будущее

Вторая мировая войнаЖизнь и подвиг Евгения Преображенского

Рейтинг
последние 5

Magyar Szabad

рейтинг

+1

просмотров

2806

комментариев

0
закладки

Комментарии