Ленин, Сталин и чай

Ленин, Сталин и чай


В фильмах Ленин пил чай или, на худой конец, кипяточек (обычно вместе с человеком с ружьем), в порочащих связях с другими напитками замечен не был. Ведь, согласитесь, довольно трудно состыковать великого революционера и, скажем, такой аристократический напиток, как кофе. Или попробуйте представить себе Владимира Ильича с бокалом великосветского шампанского или, прости Господи, абсента. Не получается, правда? А наедине со стопкой истинно народной водочки? Это уж слишком! — скажете вы и будете абсолютно правы.
С другой стороны, пить все время чистую воду не очень-то весело. Даже ради поддержания имиджа вождя пролетариата. Да и отдыхать тоже когда-то нужно. Чистая же вода не способствует расслаблению. Воленс-неволенс, а выбирать надо. Для Ильича выбрали чай.

И правильно сделали. Нужно сказать, что советские кинематографисты обладали хорошей интуицией да инстинктом самосохранения. Способность чутко улавливать интересы масс и помогла им остановиться на этом истинно народном напитке. Ведь чай пили в основном небогатые граждане Российской империи. Буржуа и аристократы тоже не брезговали посидеть у самовара, так что в какой-то мере чай был народным и в то же время не дразнящим дворянских гусей напитком. Но самое главное — чай символизировал «мятущуюся интеллигенцию», особенно дискуссии революционеров у самовара. Кроме того, чай никогда не воспринимался народными массами как излишество.

Такой безошибочный выбор могли сделать только для очень скрытного человека. Да, у Ленина действительно было много тайн и железная сила воли. Иногда бывали взрывы, когда обнажались жестокость и коварство политика. Но работники «пленки и камеры» прилагали все усилия, чтобы маска не слетела с истинного лица. Вполне может быть, что в жизни вождь пролетариата иногда с грустью вспоминал старую Россию, на которой сам же и поставил крест.

В стакане ленинского чая отражены многие стороны натуры вождя. Но глубины его характера до сих пор скрывает серый гранит Мавзолея…

Если Ленин в эпоху перестройки был переосмыслен, в основном, в публицистике и художественной литературе, то Сталину на невнимание кинематографистов жаловаться грех. При его жизни чуть ли не в каждом фильме образ вождя всех народов присутствовал, если не вживую, то в виде портретов, лозунгов и славословий. Иосиф Виссарионович, великолепно понимая силу воздействия кинематографа на массы, сам подбирал актеров, игравших его в кино. Михаил Геловани вывел на экраны красавца-лидера, в то время как сам Сталин был маленький, рыжий и рябой, да еще и с усохшей рукой. Одушевленный Сталин произносил речи, мудро руководил курсом партии и выступал как соратник Ильича.


Более человеческие черты образ Иосифа Виссарионовича обрел лишь в фильмах, посвященных Великой Отечественной войне. Там — в окружении генералов — он сердится, колеблется, переживает. Сталин времен перестройки — тот же, но со знаком «минус». Теперь, из напитков, его часто сопровождает вино (взамен воды и чая). Причем в отличие от Ленина, масок у Сталина несколько, и каждой соответствует свой напиток.

Когда корифей всех наук и мудрейший из мудрейших политиков выступал перед большой аудиторией, возле него всегда стоял стакан с водой. Этот неизменный атрибут ораторов на подсознательном уровне сигнализировал о чистоте намерений докладчика (кстати, именно поэтому молоко Горбачева вызывало стойкое неприятие у его коллег и оппонентов). Теперь вам должно быть понятно, как нужно маскировать свое коварство. Стакан воды в руку — и готово!

Пристрастие к чаю Сталин получил в наследство от учителя — Ленина. Но в отличие от него, для Сталина чай означал деловую атмосферу и маскировал известную схему принятия решений — «Есть такое мнение...». С другой стороны, чай — этот традиционный элемент русской культуры — прекрасно отвечает стремлениям Иосифа Виссарионовича выглядеть в глазах народа самым русским «лицом кавказской национальности». Кстати, один из исполнителей роли вождя на вопрос своего героя, почему, дескать, в кино Сталин говорит без акцента, ответил:

— А я играю не Вас, а Вашу государственную функцию.

Вождю ответ понравился.

Так что Иосиф Виссарионович, употребляющий воду или чай, есть государственная функция, умело скрывающая свое «человеческое лицо».

Но существует такое понятие: «усталость металла». Уставал и Сталин. В такие периоды он словно переносился в иллюзорный, созданный его усилиями, мир пантагрюэлевских трапез и оргий. Во время таких застолий рекою льется вино. Сталин же был неравнодушен к этому напитку в силу «пятой графы» — горец как-никак! Но были и подсознательные мотивы. Иосиф Виссарионович, как ни странно, не был по-человечески счастлив. И (по-человечески же) пытался растворить в вине свою неудовлетворенность.

Интересная деталь. Сталинские пиры, происходившие обычно ночью, продолжались и на экранах кинотеатров! Вспомните фильмы той поры: любовные (или производственные) страдания на фоне продуктового изобилия. Вождь навязывал всем иллюзорный рай, уводя и самого себя от реальности.

В какой-то мере вода и чай противоположны вину. В душе грозного генсека постоянно боролись Сталин и Джугашвили. Интересно, кто из них замуровал в Мавзолее Ульянова-Ленина: холодный Сталин или озорной Джугашвили? Ответ на этот вопрос мы, наверное, не получим никогда…

Аспирант

рейтинг

0

просмотров

506

комментариев

1
закладки

Комментарии