Призрак "красного ренессанса". Что такое неосоветизм и чем чревато возрождение СССР?


Давненько копился у меня материал и мысли на тему возрождения любимого всеми старперами Совка aka СыСыСыРы ну или СССР — кому как нравится, мне в принципе без разницы. Почему старперы и кто они такие? Ну во-первых, "старпер" — это сокращение от словосочетания "старые пердуны"; так называли команду Брежнева. А во-вторых "старперы XXI в" — это общее обозначение не только тех, кто сегодня хочет вернуть СССР, подавляющее число которых составляют экстремально возрастное поколение населения страны; деды и бабки. В первую очередь это совкофилы, которые превратили ту самую Победу в этакий культ всей своей истории. Что мы получили после развала Совка? Хуже, что могло было быть; самое страшное, что страна избрала сугубо оборонительную тактику на геополитическом фронте, чем создала прецендент для изоляции со стороны Запада. При Сталине мы наоборот, придерживались наступательной стратегии, но никаких дивидендов из этого не извлекли. Более того в результате медлительности тогдашнего руководства мы получили ВОВ, которая унесла в первый год войны почти 5 млн. человек. Естественно встали извечные вопросы "что делать?" и "кто виноват?". Нет никаких сомнений абсолютно в том, что уничтожение высшего командного состава РККА в 37-ом г. — результат дезы от абвера, на которую повелся Сталин. Но несмотря на это, личность Сталина до сих пор превозносится как совками (старЫчки), так и неосовками (молодежь, аккомпанирующую своим дедуськам и бабуськам). Поэтому цель данного материала — вырвать с мясом совкофильское гнойное орудие массового ментального поражения, чтобы предать его кремации. Так что если содержание материала будет кому-то неприятно либо будет расценено как откровенно вызывающее, то не голосуйте и не оставляйте комментариев в нем во избежание ненужного срача.

«Неосоветизм – это эдакий отстой советского наследия, аккумулирующий его наиболее опасные и мрачные составляющие. Неосоветизм – это советизм, отбросивший всякую социальность, и сводимый исключительно к идее власти и контроля в интересах номенклатурного клана, ставшего собственником.»
Алексей Широпаев

Трудно не согласиться с мнением г-на Широпаева, антисоветчика, ныне возглавляющего Национал-Демократический Альянс, но это именно так. Даже несмотря на то, что в 1991 г. СССР "благополучно" распался, неосоветские тенденции начали набирать обороты сразу после его распада. Лидеры постсоветских республик договорились о создании СНГ провозгласив курс на мирное сотрудничество и взаимодействие друг с другом. Однако как можно убедиться сегодня, СНГ нежизнеспособно. Прибалтийские республики после 13 лет пребывания в нем, молча покинули его. В СНГ ни одно из государств не является главой этого блока; это добровольное объединение на постсоветском пространстве. Другими словами оно представляет собой аналог G7 и G20, где членский билет никому не выдается. Сегодня оно выполняет роль дискуссионной площадки. В дальнейшем СНГ как таковое прекратит свое существование, да и альтернативы ему нет никакой.

Как можно сделать вывод, СНГ — это СССР без президента. Без единого президента. Что-то вроде всадника без башки, как в известном голливудском ужастике "Сонная лощина". Кто смотрел или хотя бы видел рекламу, тот догадается.

Неосоветизм во многом вышел из событий августа-91. Путч ГКЧП во многом создал почву для его возникновения и развязал руки для очередного "красного марша".

Вот что пишет далее Алексей Широпаев:

Что есть неосоветизм? Это, во-первых, создаваемый в обществе климат, настрой, определенная ментальность, а во-вторых, и это главное – сложившаяся политическая система.

Неосоветизм возник как реакция на Август 91-го года – т.е. на попытку преодоления не только совка, но и гораздо более глубокой исторической парадигмы. Симптомы неосоветизма появились еще при Ельцине, но сформировался он в эпоху Путина. Синоним неосоветизма – путинизм.

Конечно, говоря о неосоветизме, мы понимаем, что речь не идет о брутальной реставрации коммунизма.

Неосоветизм активирует ряд ключевых советских смыслов, но не все.

Скажем, такие смыслы как социальная справедливость, социальное равенство им не затрагиваются, что понятно на фоне приобретений клуба «Челси» и яхт стоимостью в несколько сот миллионов долларов. Это, возможно, говорит еще и о том, что названные смыслы никогда и не были сущностными в наборе советских ценностей.

Какие же реанимированные советские смыслы образуют неосоветизм?

Первое. Прежде всего, конечно, это идея великого государства, идея империи. Причем в качестве образа этой империи в массовое сознание закладывается в первую очередь образ именно советской империи. Как мы помним, Путин однозначно заявил, что распад СССР – «величайшая геополитическая катастрофа ХХ века». Это был внятный посыл о Советском Союзе как о неком положительном прошлом, по крайней мере, в смысле размера территории. На данной основе стала формироваться российская внешняя политика, исходящая из неких особых прав Российской Федерации на постсоветское пространство. Отсюда соответствующее отношение Москвы к странам Балтии, к Украине и Грузии, поскольку именно эти государства в разной мере и с разным успехом проводят политику разрыва с советским прошлым (Украина сейчас – в наименьшей степени).

Второе. Идея сильной централизованной власти во главе с долгосрочным, а то и пожизненным лидером-харизматиком. Отсюда вертикаль власти. Отсюда несменяемый Путин. Морально-психологическое обоснование для этой смысловой составляющей неосоветизма ищут опять же именно в советском прошлом, прежде всего в сталинской эпохе. Разумеется, делается это не в лоб, а опосредованно. Пример – циклы популярных телепрограмм «Суд времени» и «Исторический процесс», где под видом дискуссии с заведомо слабыми оппонентами Кургинян осуществляет реабилитацию сталинизма как «обычной левой диктатуры», число жертв которой якобы сильно преувеличено. Очевиден и проводимый в СМИ мягкий культ личности Путина. Титул «национального лидера» — пока еще неформальный – красноречив. Сталин сегодня – это спортивный, хамоватый чекист с повадками «брателло», то летающий в небесах, то рыщущий под водой в поисках древних амфор, дзюдоист, лыжник и даже бадминтонист.
 
Третье. Историческая преемственность путинской России с Советским Союзом. Она воплощена в ключевом институте «новой» России – в нынешних органах госбезопасности. Как известно, ФСБ открыто подчеркивает свою связь с советским прошлым, отмечая «день сотрудника органов государственной и национальной безопасности» 20 декабря – т.е. в день создания ВЧК. Показателен, кстати, кинотренд на повышение авторитета органов ГБ в обществе. Столь же характерна утвердившаяся лексика большинства исторических телепрограмм, посвященных гражданской войне и эпохе 20-30-х гг: большевистский режим в них упорно именуется «наше государство», Совдепия – «наша страна», а советская госбезопасность – «наши органы госбезопасности», «наша разведка». Без преувеличения скажу, что именно через институт ГБ осуществляется связь времен в плане неосоветизма. ГБ в России больше, чем ГБ – это хранитель и блюститель исторической парадигмы. Не случайно именно ФСБ стала эдакой алхимической ретортой неосоветизма.

Четвертое
. Антизападничество и, прежде всего, антиамериканизм. Реанимация образа Запада и, прежде всего, США как перманентного исторического врага. Это достигается за счет активации прежде всего соответствующих советских стереотипов в массовом сознании. Когда тот же Кургинян публично называет американцев «нелюдью», он апеллирует именно к завистливому советскому антиамериканизму в стиле Маяковского: «Ушли тучи к странам тучным. За тучей берегом лежит Америка. Лежала, лакала кофе, какао». США в российских СМИ изображаются почти в точности как на советских плакатах: мировой жандарм, сыплющий бомбы на непокорные народы и размещающий ракеты рядом с вечно миролюбивой Россией. И если при совке главным внутренним врагом была «контрреволюция», получавшая помощь от «мировой буржуазии», то теперь им является «политический оранжад», действующий, разумеется, «по указке ЦРУ». Запад же часто не видит или не хочет видеть, что перед ним все та же «империя зла», причем путинские газопроводы не менее, а может и более опасны, чем брежневские танки. По чисто практическим причинам неосоветская система, как и ее предшественница, способна существовать лишь на определенной дистанции от Запада – в силу своей полной несродности ему. Неосоветизму есть что скрывать, есть чего стыдиться, он не может жить в режиме открытого общества западного типа. Тут одно из двух: или Запад переделает неосоветскую Россию, или неосоветская Россия, распространяя политическую коррупцию, переделает Запад по своему образу и подобию. Последнее вполне вероятно, учитывая количество «друзей Газпрома» в тех же структурах ЕС. 

Пятое, главное. Культ т.н. «великой победы», аккумулирующий все перечисленные смыслы, включая антизападный. Основные посылы этого культа:
1) фашизм, а не большевизм – самый страшный враг цивилизации, недопустимы любые попытки поставить большевизм и фашизм «на одну доску»;
2) нынешняя Россия – та самая страна, которая одержала «великую победу», «спасла человечество от фашизма»;
3) «великая победа» оправдывает в глазах народа историческое существование этого государства и все его преступления, ибо именно вместе с этим государством и под его началом народ «разгромил фашизм», обеспечив себе бытие в истории.
Короче, культ «победы» — это и внутренняя, и международная легитимация существующей путинской системы. «Великая победа» — это тот крапленый морально-политический козырь, который нынешняя Россия предъявляет Западу, напоминая ему о его неизбывном «историческом долге» перед нею. Им же она пытается бить тех в Восточной Европе, кто вышел или стремится выйти из сферы влиянии Москвы: и исторических наследников Степана Бандеры в Украине, и сторонников переноса Бронзового солдата в Таллине, и грузинского президента Саакашвили, посягнувшего на обветшавший советский мемориал в Кутаиси. Значение культа «победы» велико настолько, что я свел бы неосоветизм всего лишь к двум позициям: это ФСБ как системообразующий государственно-политический институт, и культ «победы» как системообразующий смысл."

Кто подготовил голод 1933 года?

 
В его «Истории» изящность, простота
Доказывают нам, без всякого пристрастья,
Необходимость самовластья
И прелести кнута.
А.С.Пушкин

Говорить о сталинских безумиях в хозяйственной области можно много.
Достаточно одного факта

С весны 1929 года на селе проводились мероприятия, направленные на увеличение числа коллективных хозяйств — в частности, комсомольские походы «за коллективизацию». В основном применением административных мер удалось добиться существенного роста коллективных хозяйств (преимущественно в форме ТОЗов).
Ноябрьский (1929) пленум ЦК ВКП(б) принял постановление «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства», в котором отметил, что в стране начато широкомасштабное социалистическое переустройство деревни и строительство крупного социалистического земледелия. В постановлении было указано на необходимость перехода к сплошной коллективизации в отдельных регионах. На пленуме было принято решение направить в колхозы на постоянную работу 25 тыс. городских рабочих (двадцатипятитысячники) для «руководства созданными колхозами и совхозами» (фактически их число впоследствии выросло чуть ли не втрое, составив свыше 73 тыс.).
Созданному 7 декабря 1929 года Наркомзему СССР под руководством Я. А. Яковлева было поручено «практически возглавить работу по социалистической реконструкции сельского хозяйства, руководя строительством совхозов, колхозов и МТС и объединяя работу республиканских комиссариатов земледелия».
Основные активные действия по проведению коллективизации пришлись на январь — начало марта 1930 года, после выхода Постановления ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В постановлении была поставлена задача в основном завершить коллективизацию к концу пятилетки (1932), при этом в таких важных зерноводческих районах, как Нижняя и Средняя Волга и Северный Кавказ, — уже к осени 1930 или весной 1931 годов.
«Спущенная на места коллективизация» проходила, однако, в соответствии с тем, как её видел тот или иной местный чиновник — например, в Сибири крестьян массово «организовывали в коммуны» с обобществлением всего имущества. Районы соревновались между собой в том, кто быстрее получит больший процент коллективизации и т. п. Широко применялись различные репрессивные меры, которые Сталин позднее (в марте 1930) подверг критике в своей знаменитой статье «Головокружение от успехов» и которые получили в дальнейшем название «левые загибы» (впоследствии подавляющее большинство таких руководителей были осуждены как «троцкистские шпионы».) Рекомендации по проведению коллективизации, указанные как в самом тексте статьи, так и в секретных приложениях в большинстве своём не выполнялись, хотя некоторые — наоборот, «перевыполнялись» (в отношении «процента» кулаков и сроков проведения коллективизации)

Т.е. деятельность по коллективизации начали не имея даже образцового документа регламентирующего деятельность.
Ну и как в Расее относятся к документам, когда есть приказ свыше "усилить и углубить" — не мне объяснять.
И после того как наломали дров пряняли вторую редакцию Устава сельхозартели (через 5 лет!!!)

Подход замечательный надобно творчески развить

Вот критикуют власть за либерализацию-приватизацию, начатую в 1992 г. От нее дескать народ мрет. Тот же burckina-faso в этом упражняется постоянно. Применив его же подход можно сказать — саботирует негодный народ светлый шлях в европейское будущее и мрет не желая работать с зарплатой уже ниже чем у китайцев.

Как в 1930-е — большевички-интернационалисты ломали русский народ через колено, так и в 1990-е внуки тех же большевичков продолжают ломать. Вся то разница, что население в 1930-е было крестьянским и по инерции росло, а в 1990-е — уже городским и расти не могло и вымирало.
Да-с, одни не вписались в советскую действительность, а другие в постсоветскую.

А спрашивать быдло о его желаниях не надо -
— Для чего же голова?
— Чтоб носить стальную каску
Или газовую маску,
Чтоб не думать ничего.
(Фюрер мыслит за него!)


Да-с недоросла расеюшка до демократии, что путинисты, что неосталинисты в этом едины ...

 
Мы все глядим в Наполеоны;
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно;
Нам чувство дико и смешно.

Гитлеризм, нацизм, национал-социализм, германский фашизм, немецкий фашизм, – правда ведь, всё это – нечто ОДНО?
Вот, в точности то же самое относится и ко всей целокупности ряда: большевизм, коммунизм, сталинщина, советизм. А также и нынешний неосоветизм.
Это моя «фишка»: я сознательно, специально – и, может быть, даже нарочито – иду на некоторую неточность, игнорирую всякие подробности и различия, и постоянно говорю о тождественности всех этих понятий по существу – и всё это, вместе взятое, называю одним объединяющим словом КОММУНИЗМ.
Почему я так делаю? Потому что вижу опасность (и даже не одну), и опасность эта не выдуманная, и она постоянно наблюдается.
То говорят, что храмы разрушали большевики, а коммунисты (нынешние) – дескать, «уже совсем другие».
То говорят, что советской власти уже нет (это, слава Богу, факт, который я не отрицаю) – и, дескать, ничего советского больше нет, – в то время как процветает мерзкий неосоветизм.
А то даже говорят, что коммунизм – «это то, чего мы так и не построили» – и «чего в реальности вообще нет» (при этом даже проскальзывает, и нередко, сожаление).
И вот, мне так надоели разговоры, что «надо осудить большевизм» за его зверства (а коммунистов и коммунизм, получается, не надо!), что я и пришел к этой своей манере.
С этим же неразрывно связан и мой давний тезис, что СТАЛИН И ТРОЦКИЙ – ОДНО И ТО ЖЕ.
И мы никогда не покончим с красной чумой, пока будем разделять их. Всё это разные проявления ОДНОЙ болезни. Уж очень увлекается народ копанием в разновидностях, кто там разрушал, а кто «создавал индустриальную державу».
(Мне даже встретилось: «КПРФ – это уже совсем не КПСС»! Ага.)

Копания эти чрезвычайно вредны, поскольку уводят от трезвой оценки коммунизма.
В выгребной яме деревенского нужника тоже не всё однородно, тоже встречается разное, что-то посветлее, что-то потемнее, что-то потверже, что-то помягче, более старое и более новое («уже совсем не КПСС»). Достойное ли дело – копаться в этих разновидностях… Это копание затушевывает главное – и мешает ясному пониманию того, что это за субстанция.
Если это понять – отпадает всякая нужда выяснять, как она различается по сортам.

Коммунизм – советизм, сталинщина, коммуно-советизм – это вообще всё, что происходит на нашей несчастной земле, начиная с 1917 года и, увы, по сю пору, и всё это – одна прямая линия и явление единое.

Неосоветизм, который у нас сейчас на дворе, как когда-то просто советизм, не терпит диссидентства. Не политического, упаси боже меня писать об этом, а… бытового. Именно в этом его "тоталитаризм", хоть слово это теперь — пошлое. Любое проявление своеобразия, самостояния советские воспринимали как опасный вирус, от которого система может заболеть и умереть. Вот и боролись, вот и уничтожали.

В 50-х паренька, рискнувшего не так одеться, по-стиляжьи, одноклассники могли поучить не выделяться кулаками даже и без науськивания комитета комсомола. Советизм очень радовался конкретным и вещественным признакам инаковости: "брючкам в дудочку" или такой экзотике, как борода: легко определять — легко бороться.

В 60-х новая форма неофициальности — вера и церковь. Несчастный диссидент был так хорошо заметен в идеологической атмосфере — настоящая белая ворона, что его уничтожение можно было предоставить массе самых диких и необразованных атеистов.

Потом появляется художественный андерграунд… ну и так далее, со всеми остановками.

Теперь у нас неосоветизм. Его борьба с инакомыслием и инакочувствием иная. Не лобовое уничтожение, а ОСВОЕНИЕ диссидентского признака, вроде "бороды" или "хипового прикида", и доведение его до абсурда массовой моды. Были индивидуалы поэты-диссиденты — стала массовая авторская (самодеятельная) песня, были отдельные герои городские пижоны — стал кинофильм "Стиляги". Сегодня, например, особенно смешно наблюдать бытовой совок в предпринимательской среде. Ну, скажем, такое новое советское явление, как "корпоративы", в этом, казалось бы, "оплоте" антисоветизма. Оказалось, что советское коренится не в "производственных отношениях", а в чём-то совсем другом, в чём-то вроде "коррупции души" или "экзистенциального выбора".

Человек не советский появляется необъяснимо! и кажется вне зависимости от социальной среды, в любой семье, в советской школе и вузе, даже "на производстве". Яркий современный пример — Дм. Галковский. А появляясь, советские диссиденты потом, как и полагается инаковым, не стоят на месте, нащупывают такие признаки, которые было бы совку трудно осваивать. И они набредали на удивительные несовковые оазисы. Главный из них — речь. Помню, ещё в 80-е мы с друзьями сформулировали одну особенность несовковой речи: говорящий, когда говорит — думает, что он говорит, и старается своими словами не задеть чувства окружающих. Согласитесь, если совок попробовал бы массово освоить этот признак, то такой социум, наверно, был бы уже и не вполне совковым...

Но речь, речь выдаёт с головой. Вот посмотрел несколько "интеллектуальных" передач по ТВ-культура: "Тем временем", "Разночтения", "Что делать"… И да, доложу я вам, образованность, это такой признак, который осваивать совок замучается: слишком трудоёмко, а для самопиара — вообще необязательно. А начнёшь имитировать его — и смех и грех. Короче, после просмотра программ я решил, что актуальный признак того, что говорящий есть несовок — это если он говорит: кАтарсис, дискУрс, фенОмен, знАмение… чего, признаться, я уже что-то очень давно не слышал.

А вот что говорит о Красном Ренессансе Дмитрий Володихин в материале "Плюсы и минусы "красного ренессанса":

"Теперь мне кажется, что Советский Союз 80-х очень похож на станцию метро "Боровицкая", построенную, кстати, также в период поздней Империи.

Все, вроде, хорошо. Относительно приличное качество строительства. Стилизация под русскую старину — кирпич, керамическая плитка с мотивами, близкими нашему средневековью. Ничего лишнего, но нет и ощущения бедности, скудости.

Вот только на самом видном месте — бездарное панно на золоченом кирпиче. Позолоченные колоски. Изображение Кремля (оно-то как раз сделано пристойно), из которого вырастает чудовищное древо "дружбы народов", где на ветвях расставлено пятнадцать жутких фигур с пустыми, мертвыми глазами.

Так и Союз начала 80-х кажется чем-то приличным, достойным и отнюдь не нищим… по краям. А в центре — куча навоза. Сгнившая голова распространяет вокруг себя вонь протухшей идеологии.

На дворе стоит «красный ренессанс».

И я с печалью смотрю на то, какая дрянь получается из явления, которое могло бы принести полезные плоды. Так бывает иногда: ребеночек растет, подает надежды, можно бы и закрыть глаза «на отдельные недостатки». И вот он озорничает, тупит, посылает всех на, но, во-первых, он родной и, во-вторых, надежды-то подавал? Жалко снимать ремень… А он уже превращается в бессмысленно-злого упыря, и всё ищет глазами, кого бы посадить на нож – из шпанского азарта.

Вырос, зайка.

Я не люблю и не приветствую «красный ренессанс». Это очень сложное явление, в нем задействовано море фигур разного политического происхождения, несколько идеологий, по сути своей чуть ли не противоположных друг дружке… Соответственно, и вызывает он такие веяния в массовом сознании, которые, внешне, могут казаться не связанными между собой.

Надежды парень подавал?

Да сколько угодно!

Стране надо было почувствовать, что в ее истории нет брешей, проломов. И если даже они есть, то любая такая рана в конце концов зарубцуется.

В 90-х годах о советском периоде писали однояко: холопский русский народ, снедаемый рабским буянством и отученный исконно русским деспотизмом от привычки думать, тупо громил все доброе, что было на пространствах России, уничтожал европейское просвещение, косил слабые ростки свободы. И все эти концлагеря, 37-е года, горцы в Кремле, затравленные интеллигенты и проч. и проч. – обычное, можно сказать, традиционное дело для ЭТОЙ СТРАНЫ, для ЭТОГО НАРОДА. А значит, следовало бы в ужасе отшатнуться от собственной истории, в том числе и от советского ее отрезка, встать на колени и, закрыв глаза, ползти в сторону, откуда доносился голос проповедника, шумно разоряющегося об «общечеловеческих ценностях», благах либерализма и «конце истории».

После такого канальства полезно и правильно было реабилитировать в СССР все то, что было тогда полезного и доброго. Надо было приучить молодых к мысли, что их отцы, деды и прадеды не только истребляли друг друга в гражданской войне, не только с ненавистью смотрели друг на друга через проволочные заграждения в лагерях, не только сносили церкви и мордовали собственную элиту, нет, они еще как-то ухитрялись любить, творить, писать стихи, покорять космос, неплохо воевать и осваивать сибирское эльдорадо. Надо было предъявить 90-м годам счет за игнорирование научных, технических, военных достижений СССР. А больше того за пренебрежительное отношение к народу, который на своей хребтине вынес чудовищные тяготы XX века.
Наши деды и прадеды, может быть, во многом ошибались, но дай Бог нашим нынешним достижениям хотя бы сравняться с их… будничной работой.

Так вот, был бы «красный ренессанс» нацелен на склеивание позвонков двух столетий – XX и XXI-го, — цены б ему не было. Но вместо этого он начал играть роль мощной разрушительной силы.
Кого славили и славят его творцы? Коммунистическую элиту. Ту самую, которая так боялась продуть Гражданскую, что за победу свою положила миллионы людей. Ту самую, которая управляла колоссальным народным ресурсом в Великой Отечественной, оплачивая одного убитого немца четырьмя убитыми русскими. Ту самую, которая топтала Церковь. Ту самую, которая снизила цену на человеческую жизнь до ничтожно малых величин. Ту самую, революционную, разрушительную власть, ту дуру-власть, которая готова была спустить Россию на нужды мирового революционного взрыва. Да и профукала бы все, кабы не состояла, по сути, из ядовитых насекомых, которые готовы жалить своих, пока из их среды не исчезнет даже минимальная возможность конкуренции, правильной ротации…

Ту самую, наконец, которая с восторгом продалась в 91-м
И вот начались моления на бесконечно мудрых сталинских наркомов, которым была предоставлена возможность не думать о расходах, на карателей, на полуобразованных идеологов, на садически жестоких правителей.

Началась дрянь. Дрянь вредная, пакостная, злая.

Почему так произошло?

Кому-то очень хочется устроить смуту и добиться ротации элит любыми способами, хоть вся страна гори синим пламенем. Вот они и гонят «революционную романтику». Кто-то методично вбивает клинья в русский социум, и у таких красный клинышек диатеза не вызывает, просто — еще один пригодный для работы клинышек.

Что ж, люди на работе, которую сами себе выбрали. Как-то в таких случаях даже скучно говорить о «внешних деньгах» — все равно, что выйти на трибуну с лозунгом: «Дважды два – четыре!» Кто-то наивно полагает: «Мы еще можем возродить СССР! Ну, хоть как-то». И таких людей жалко, но сельский дурак – не профессия, а убожество. Наконец, кто-то приходил в ужас и ярость от того, сколько в составе современной политэлиты России людей, равнодушно-враждебных и к нашей стране, и к нашему народу. Кризис ведь, надо спасать все, что можно спасти, а они заводят разговоры: «Да пусть слабые гибнут, поляна расчистится!» Или: «Да, пора нам распадаться и входить в цивилизованное пространство кусочками». Или: «Не будем заклепывать пробоины, будем давать ресурсы только эффективным собственникам. Они спасут себя, а мимоходом и нас». В ответ руки тянутся к колу. К осиновому. Но втыкать его миллионы людей предпочли бы не между лопаток, а… Понятно куда. Вот и возникает мечта: придет новый Иосиф Виссарионович (вариант: Иван Васильевич), он-то, наконец, выполнит исконно народную мечту о массовых расстрелах изменников. Восславим же братия, святого мученика Иосифа! Боевая ярость эта вполне обоснованна, но… есть в ней что-то вампирское: «Крови, крови жажду! Большой крови!» — «Да чьей же?» — «Чьей угодно, только не своей» — «А тебя-то по какой причине из списка вычеркивать?» — «А я что, в списке?» — «Угу. Помнишь, что именно ты вякнул в 1990-м на заседании кафедры?» — «Да я… да когда это было… да нельзя же вот так» — «Дружок, почему нельзя? Ведь мы работаем ради народного счастья».

Наконец, кто-то с большой болью ностальгирует по Империи закатной поры – спокойному и стабильному брежневскому СССР. Меня и самого порой пробивает на тоскливые эмоции о 1980-м…

Но.

Я там жил, да. И мне там в общим и целом нравилось. Вот только не хватало общего смысла.

Теперь мне кажется, что Союз тех времен очень похож на станцию метро "Боровицкая", построенную, кстати, также в период поздней Империи.

Все, вроде, хорошо. Относительно приличное качество строительства. Стилизация под русскую старину — кирпич, керамическая плитка с мотивами, близкими нашему средневековью. Ничего лишнего, но нет и ощущения бедности, скудости.

Вот только на самом видном месте — бездарное панно на золоченом кирпиче. Позолоченные колоски. Изображение Кремля (оно-то как раз сделано пристойно), из которого вырастает чудовищное древо "дружбы народов", где на ветвях расставлено пятнадцать жутких фигур с пустыми, мертвыми глазами.

Так и Союз начала 80-х кажется чем-то приличным, достойным и отнюдь не нищим… по краям. А в центре — куча навоза. Сгнившая голова распространяет вокруг себя вонь протухшей идеологии.
По всем этим причинам я в гробу и в белых тапочках видел «красный ренессанс».

Пользы от него было на копейку. А вред эту самую копеечку, нужную и важную, перевесил давно и многократно. Сейчас от «красного ренессанса» не пахнет ничем хорошим. Только кровью."

В годовщину Октябрьского переворота 1917 года и День непримиримости, в Доме Русского Зарубежья имени А.И. Солженицына состоялся круглый стол «Неосоветизм как явление наших дней», организаторами которого выступили Движение «За Веру и Отечество» и Национально-демократический альянс.

Первым выступил духовник Движения «За Веру и Отечество» иеромонах Никон (Левачев-Белавенец) сказавший, что большевизм вел борьбу, прежде всего против семьи, нации и государства. По его мнению, современный истеблишмент выступает против тех же трех сущностей, чему ярким примером служит ювенальная юстиция. Поэтому подобную политику можно смело назвать необольшевизмом. Идеологическое наследие, в виде названий улиц и городов, старательно оберегается и чуть ли не превозносится как главное достижение советской власти.

Далее слово взял сопредседатель НДА А.А. Широпаев, который высказал свой взгляд на термин неосоветизм. По его мнению, «это, во-первых, создаваемый в обществе климат, настрой, определенная ментальность, а во-вторых, и это главное – сложившаяся политическая система». Он являлся реакцией на события августа 1991 года, зародился еще при Ельцине, а окончательно оформился при Путине. Как считает А.Широпаев, «синоним неосоветизма – путинизм». Неосвоветизм реанимирует советские смыслы такие как «идея империи, идея сильной централизованной власти во главе с долгосрочным… лидером-харизматиком, историческая преемственность путинской России с Советским Союзом, антизападничество и культ т.н. «великой победы».

Председатель Руководящего центра Движения К.Р. Касимовский «За Веру и Отечество» сделал важное замечание, что недопустимо отождествлять СССР с Российской Империей. «Россия как геополитическое, духовно-нравственное явление прекратилась в феврале 1917 года», — подчеркнулон. После этого уже была не традиционная исторрическая Россия, а нечто иное, которое сейчас просто переродилось.

Публицист А.Н. Севастьянов остановился на проблеме семьи и отметил «экспансию феминизма, гомосексуализма, ювенальной юстиции», идущих с Запада. По его мнению, демократия на Западе выродилась в диктатуру меньшинств: религиозных, сексуальных и т.д. А.Н. Севастьянов считает, что в борьбе с советизацией нужно вернуться к демократическим ценностям, существовавшим во времена Античности, т.е. придти к демократии значимого большинства, которым является русский народ.

Главный редактор журнала «Посев» Ю.С. Цурганов обратил внимание на то, что родители сегодня рассказывают своим детям только хорошее из своей жизни при советском строе, забывая при этом его негативные черты, против которых они сами выступали в свое время или насмехались над ними. Он подчеркнул, что людей нужно вырывать из-под власти мифов.

Первый вице-предводитель Российского дворянского собрания А.Ю. Королев-Перелешин заявил, что республики на постсоветском пространстве все равно являются частью Великой России и их русское население так и считает. Не имеет значения сиюминутная ситуация. По его мнению, для современной России необходимо преемство с исторической Россией, но нет политической воли для этого. Также А.Ю.Королев-Перелешин отметил важную роль Русской Православной Церкви, но отметил, что по ряду вопросов она не высказывается достаточно твердо, как это было бы необходимо.

Политолог и публицист А.А. Пионтковский считает, что тема неосоветизма очень актуальна в наши дни и примером этого явления могут служить «съезды «Единой России», выступления на них ткачих и сталеваров, наше телевидение – все это напоминает 1960-е». По его мнению, 20 лет назад, «советская номенклатура захотела стать мультимиллионерами и стала», надев для этого демократические одежды. Сейчас же они ей не нужны. А.А. Пионтковский назвал путинизм «концом коммунистического проекта», так как номенклатура «уже решила все свои задачи» и не имеет нового проекта, в результате чего и существует сложившаяся ситуация.

Член бюро Политсовета Объединенного демократического движения «Солидарность» М.З. Фейгин считает, что несоветизм будет отринут как исполнивший свою функцию, но пока стоят памятники Ленину и большевистские названия улиц он будет существовать.

Один из руководителей Русского культурно-просветительского общества в Польше А.М. Романчук рассказал о характерных примерах неосоветизма на опыте работы посольства РФ в Варшаве и создаваемых при них координационных советов соотечественников. Эти органы отказываются финансировать проведение мероприятий русской общественности в дни православных праздников, но оказывают финансовую поддержку в праздновании 9 мая, 12 июня и 4 ноября, которые для потомков подданных Российской Империи не имеют каких-либо оснований и зачастую непонятны.

Председатель Общества ревнителей памяти Великого Князя Владимира Кирилловича Е.В. Алексеев сказал о том, что «Родина не березки, а вера». По его мнению, когда мечтают о советском прошлом, то мечтают не о Ленине и Сталине, а о стабильном десятилетии 1970-х годов. Нужно восстанавливать историческую память людей, что и должно стать главной задачей традиционалистских организаций.

Представитель первой волны эмиграции князь О.В. Волконский рассказал о взгляде Русского Зарубежья на советский строй. В 1991 году потомки эмигрантов, всегда с надеждой смотревшие на Россию, ожидали, что страна станет прежней и тогда некоторые вернулись, но сейчас мы видим откат к Советскому Союзу.

Участник Национал-демократического альянса А. Чернов высказал идею о том, что самой красивой фигурой в мечтаниях неосоветчиков является не Брежнев, а Андропов. По его мнению, сущность неосоветизма в его искусном умении менять внешность, что выражается в создании квазидержавности.

Предводитель Российского дворянского собрания князь Г.Г. Гагарин сказал, что мы уже теряем связь с исторической Россией, т.к. прошло уже четыре поколения. По его мнению, в данный момент востребована только идея монархии как объединяющая сила: «В каком виде можно обсуждать, но как идея – это именно так».

Секретарь Руководящего центра Движения «За Веру и Отечество» С.Г. Павлов отметил, что современная молодежь или не знает реальности советского строя, или питается мифами, принесенными старшими поколениями. Он видит единственную возможность борьбы с этим явлением в культурно-просветительской деятельности традиционалистских организаций. Одни из интересных примеров неосоветизма С.Г. Павлов видит в празднике 4 ноября – Дне народного единства – сущность которого глубоко не изучается и не пропагандируется. А ведь если этим заняться, то станет ясно, что 400 лет назад была восстановлена российская государственность, которой является монархия во главе с законным монархом. Между тем, для нынешней власти такие идеи вполне чужды.

К счастью, система сегодня уже не нуждается в массовых репрессиях, поскольку вся эта грязная работа в отношении социума сделана ранее. Сегодня вполне достаточно точечного террора и телевизора. Но при этом мы не должны иметь иллюзий относительно морального облика нынешней власти. Если допустить на минуту, что взрывы домов осенью 1999 года, проложившие дорогу неосоветизму, были организованы системой, то суть этой системы страшна. Впрочем, разве «Норд-ост» и Беслан не показали нам, что «новая» Россия не утратила главное советское качество: умение шагать по трупам? Ответ очевиден.
США превратились в аналог позднего Совка! (vz.ru)
Несправедливое и предвзятое отношение западных медиа к российским спортсменам, огульные обвинения и шельмование разрушают привлекательность США в глазах мирового сообщества не меньше, чем авиаудары по Белграду, Багдаду и Триполи.

«Крушение Pax Americana напоминает ту эпоху, когда советские идеалы не готовы были защищать даже советские граждане»

В мировой политике происходит, пожалуй, важнейший процесс после крушения СССР – разочарование в США, крушение созданного ими идеального образа «империи свободы и добра». Этот процесс начался в 2000-е и, судя по всему, в последние два года принял характер необратимости. Все, что так или иначе создавало иллюзию американской мечты на экспорт, все ключевые ее элементы стремительно перестают быть привлекательными и оборачиваются негативной стороной.
На разных континентах и в разных странах мира очарованность «эталоном демократии» сменяется разочарованием двойными стандартами, перерастающим в недовольство произволом мирового лидера. Недовольство пока большинство стран скрывают и проявляют только за кулисами в разговорах с Лавровым или китайскими товарищами, но усталость от США все больше растет и чаще выходит наружу.

Даже в Европе, которую захлестнула волна террора в результате потока беженцев из стран, развороченных по инициативе Вашингтона, все чаще раздаются голоса недовольных политикой США. Даже самые преданные сторонники Вашингтона в местных элитах не могут не видеть, как воспеваемые ими американские идеалы не соответствуют реальным действиям.

Свобода слова и СМИ из неприкасаемой ценности и фундамента статуи Свободы давно превратилась в способ манипуляции массами и орудие информационной войны. Афганистан, Ирак, восьмое августа 2008 года, «арабская весна», переворот на Украине, война в Сирии – каждое новое художество американских демиургов в разных уголках планеты убивало веру в свободу и в слово, произнесенное в эфире. Медиаимперии Запада стали восприниматься не рупорами свободы, а тоталитарными сектами большого бизнеса.

Успех Russia Today – не только заслуга Маргариты Симоньян и Ко, но и следствие полной монополизации западных медиа американской точкой зрения. Европейцы и американцы включают RT из элементарного желания узнать другую точку зрения на происходящее у себя и в мире, которую осмеливается давать только Россия (плюс еще Китай).

Отсюда и такое негодование по поводу британской The Times, которая обрушила семь статей о «путинской пропаганде, разрушающей Британию» только из-за открытия корпункта агентства Sputnik в Эдинбурге. К слову, корпункты крупнейших агентств и телекомпаний в России не вызывают такой реакции Москвы.

Права человека? Права людей нарушаются все чаще и в разных уголках планеты в угоду интересам Госдепа. Можно возразить, что это обычный принцип геополитики и все государства нарушают права граждан в борьбе с конкурентами. Однако американцы вытворяют такое, что после этого говорить о правах человека как ценности американской политики без стыда невозможно.

Безосновательные задержания граждан других государств вне территории США, судилища над ними и удержание в тюрьмах с использованием пыток, прикрытие террористических группировок под видом «умеренных», бездоказательное шельмование тех функционеров и политиков, которые не угодны им (Берлускони, Стросс-Кан, Блаттер, Шредер) – после такого поверить в некие священные права человека, универсальные для всех стран и охраняемые флотом США, может только человек без совести и чести.

Толерантность и защита меньшинств – еще один американский фетиш, который разбивается об американскую действительность. Доведенная до безумия пропаганда равнодушия под видом толерантности вылезает боком в виде расстрелов белыми полицейскими США негров.

Однако такая агрессия сама является следствием агрессии негритянского населения по отношению к копам – за последние годы зафиксированы десятки случаев, когда при банальной проверке документов афроамериканцы открывали огонь по полиции. Это улица с двусторонним движением, и одна немотивированная злоба и пролитая ей кровь рождает ответную злобу и новую кровь.

Даже американская демократия как механизм управления обществом явно дает сбой. Доверие избирателей к выборам и вообще к управленческой верхушке США и Западной Европе находится на историческом минимуме.

Двухпартийная система США, в которой демократы почти полностью срослись с республиканцами, превратилась в такую скучную пародию на конкуренцию, что даже не замеченный в особой рефлексии американский электорат почувствовал неладное и стал высказывать недовольство пустыми петрушками типа Буша. Затем и понадобился Трамп, чтобы, с одной стороны, возродить иллюзию конкуренции, а с другой – аккумулировать протестные настроения и канализировать их в безопасное для Вашингтона направление.

Да, некоторые элементы госуправления западной демократии до сих пор остаются востребованными в мире, и те же праймериз решили использовать в России неслучайно. Однако в целом демократия по-американски как система перестала восприниматься эталоном, в ней находят массу изъянов, и государства все чаще строят свою модель демократии, отстаивая право на особенные национальные черты.

Так делает Россия, Индия, Япония, пыталась Бразилия, пытается Турция. Кстати, характерно, что во время переворота в Турции как мятежники, так и Эрдоган уверяли, что бьются за демократию, однако понятно, что и те и другие воспринимали ее именно как турецкую демократию, отличную от западной.

Мир больше не хочет жить по-американски и все меньше заглядывает в рот Вашингтону. Утратив привлекательность своей модели для остальных, Штаты все больше прикладывают сил, чтобы удержать доминирование.

В их распоряжении по-прежнему мощнейшая армия, присутствующая в каждом важном регионе планеты, и долларовый механизм контроля за мировыми финансами (плюс общество потребления как производное от него). Однако эти два кита доминирования США при всей значимости все же вторичны по сравнению с главным китом – тем, что принято было считать окончательной моделью развития человеческой цивилизации.

Власть над умами и желаниями миллиардов людей, достигнутая благодаря привлекательности американской идеи могущества и свободы, – вот что стало залогом успеха Pax Americana в постсоветские годы, когда исчезла альтернатива ей.

Ученые, программисты, экономисты, актеры, журналисты, бизнесмены, разнорабочие из разных уголков планеты ехали в Америку (или мечтали получить Грин-карту) не столько за комфортом, профессиональной реализацией, лучшими условиями, деньгами, но прежде всего желая стать причастными к самой мощной, богатой и одновременно свободной сверхдержаве, единственной в мире и в этом смысле действительно уникальной.

Мощь больших денег и дух свободы по-американски – вот что привлекало все эти годы самых амбициозных и честолюбивых и позволило сформировать практически в каждой стране потенциальных союзников Вашингтона. Но не только их – права человека, толерантность и умело распиаренная свобода СМИ подкупили многих сторонников гуманизма. Скажем, в том же СССР даже простые граждане нередко ловили «Голос Америки» или (представьте себе!) радио «Свобода», воспринимая их мнение как весточку правды, а не вражьи голоса.

Представить сейчас такое просто невозможно. США превратились в некий аналог СССР, но в капиталистическом неолиберальном варианте. По-прежнему мощная сверхдержава, с огромной армией и развитой экономикой, но стремительно теряющая привлекательность для остальных и внутреннее ощущение праведности своей идеи. В результате чего система госуправления становится все менее гибкой, а принимаемые решения – менее адекватными.

В этом смысле Трамп при всех личных отличиях с точки зрения политической роли похож на демагога Горбачева: он обещает заждавшимся изменений американцам то, чего априори не сможет сделать. Безусловно, США не СССР, хотя бы по примеру отношений с союзниками (Москва в них вкладывала, Вашингтон вытягивает из них соки), но ощущение исчерпанности американской мечты и тупика существования Pax Americana напоминает ту эпоху, когда советские идеалы не готовы были защищать даже советские граждане.

Правда, в отличие от Союза, который тихо захлопнулся, причинив боль только своему населению, США будут цепляться за свое доминирование до конца, даже если для этого понадобится утопить мир в крови.
 
Противника необходимо оценивать адекватно. Неосоветизм – сильный, гибкий и эффективный противник. Мы видим, как на протяжении целой эпохи те, кто оперирует его смыслами, без особого труда раз за разом воспроизводят свою власть. И так продолжится до тех пор, пока большинство нашего населения по своим качественным характеристикам будет оставаться неосоветским.

Я не хочу возрождения Совка. Пример нынешней Америки доказывает лишний раз к чему может привести скатывание в Совок. Так что обращаюсь к вам, недобитые советские старперы: если вы накатываете телеги про то как здорово жилось в СССР, это значит, что вы не хотите вписываться в реальную жизнь. Вы просто захлебываетесь от вашего гонора, приправленного совкофильством и ностальгией по светлому будущему, которое пока не наступило. Именно поэтому вы доверяте пятиглавому ублюдку в лице ЕдРа, КПРФ, СРов, РПР-Парнас и ЛДПР, именно за них и голосуете. Вот почему не имея своего мнения вы и навязываете мнение власти молодежи, выдавая его за свое собственное. Уверен, когда вы все отбросите копыта вслед за Горби, страна вздохнет с облегчением. Культ Победы-45 превратил нашу страну в статиста. Нужно дальше двигаться. Зацикливание на старом — вот основная причина неосоветизма. Выражаю свою надежду, что неосоветский призрак в скором времени отправится в преисподнюю вместе с либерализмом, демократией и своим левым прародителем коммуно-социализмом. Горите в аду, совки, неосовки, либерасты и демократы с коммуняками!

Похожие статьи:

Вторая мировая войнаВторая мировая началась не в 39-м

Вторая мировая войнаОперация Багратион

ПолитикаУничтожим «Совок»!

Вторая мировая войнаДве капитуляции Германии

БиографииЮрий Борисович Левитан

Magyar Szabad

рейтинг

0

просмотров

396

комментариев

1
закладки

Комментарии