Школьная форма: от революции до наших дней

Школьная форма: от революции до наших дней

Перед тем, как начинать работу над этой статьей, я провела небольшой опрос среди знакомых. Он касался их знаний о школьной форме советского образца, и практически все полученные мной сведения касались качества. Но меня интересовала не ткань, а история формы. Почему именно такая модель? Когда ее разработали? Использовали что-то в качестве образца, или придумывали “с нуля”? Ведь не бывает так, чтобы форма, которая сейчас переживает новую волну популярности (не зря же выпускницы на последнем звонке отдают предпочтение именно ей), была безликим предметом. И в итоге нарисовалась весьма занятная история, с которой я и предлагаю вам ознакомиться.

То, что формой пренебрегали сами школьники, вовсе не означало, что у нее не было никаких достоинств. На самом деле это был весьма продуманный образ, позволявший сразу определить, что вот это юное создание — ученик, и учится он в таком-то классе. Универсальная форма претерпевала изменения, навеянные течением времени, но все равно оставалась неотъемлемым атрибутом советского школьника.

 

Не все старое — плохо

Становление советской формы началось с революции 1917 года. На тот момент существовала только та, в которой разгуливали гимназисты, и, в принципе, можно было ее же и оставить, но как бы не так. Тут дело принципа: все, что было при царе-батюшке, надобно в срочном порядке искоренить, в том числе и форму, в которой учились барчуки. С последним не поспоришь: дореволюционные гимназии посещались детьми из зажиточных семей, а рабоче-крестьянские отпрыски образования как такового не получали. Поэтому в 1918 школьную форму отменили, как пережиток времени. С этого момента все, кому ранее образование не было доступно, начали посещать школы (это очень хорошо) в том, что могла позволить семья ученика. Не думаю, что в бедном сословии, и при царе не отличавшемся особым доходом, как-то резко изменилось финансовое положение и родители могли обеспечить ребенка новой одеждой в школу. Шили, перешивали, подвязывали, донашивали за старшими. Словом, в чем Бог послал — в том и в школу пошли. Конечно, со временем дела немного наладились, но какого-то определенного внешнего вида для учеников не было установлено.

Все решила Великая Отечественная. С оглядкой, но все же начался пересмотр жизни во времена империи, и из прошлого потихоньку начали перетягивать то хорошее, что прозябало там до поры до времени. Обратили внимание и на школьные проблемы, хотя в 43-м году, когда начались первые робкие реформы, было ни разу не до них. Сначала было введено раздельное обучение — мальчики налево, девочки направо. Еще через пять лет появилась первая советская школьная форма — в 1948 году правительство постановило, что негоже советским ученикам расхаживать, аки оборванцы с улицы. Но модельерам в послевоенное время взяться было неоткуда, а потому можно назвать их проектировщиками. Так вот, чтобы долго не мучиться, и не ломать попусту голову, чья деятельность была направлена на восстановление страны, они просто немного видоизменили одежду, в которой гимназисты посещали занятия до революции.

Что касается девочек. В качестве образца было взято простое донельзя платье, серого или коричневого цвета. В качестве украшения — манжеты и воротничок, обычно белого цвета. Сверху полагался черный фартук, но не для того, чтобы вытирать вспотевшие от усердия ручонки, а для защиты основной одежды от чернил. Изначально его планировали только для этой цели, однако, даже когда на смену перьевым пришли шариковые ручки и шанс посадить на чистенькую юбчонку жирное чернильное пятно резко уменьшился, от фартуков не отказались — видимо, слишком гармонично смотрелся цельный образ. Если в школе планировалось какое-то праздничное мероприятие, то черный фартук сменялся белым. Кстати, нельзя сказать, что ученицы выглядели, мягко говоря, инкубаторскими цыплятами в абсолютно одинаковой форме — это становилось возможно как раз благодаря “экспериментам” с манжетами, фартуком и воротником. Разные варианты пошива и оформления позволяли чуточку уникализировать свою внешность и выбиться из однотипного ряда таких же “цыплят”. Девичий характер не менялся испокон веков — каждой хотелось быть самой-самой, ну или стремиться к этому всеми доступными способами. Одним из таких способов была замена стандартного теплого платья на более легкое, в котором предполагались короткие рукава. Даже не представляю, каково было тем, кто не мог себе этого позволить — школьная форма шилась из достаточно плотных и теплых материалов, а если еще и длинные рукава, да в теплую погоду — беда. Как человек, не переносящий жару от слова “совсем”, я искренне сочувствую тем девчушкам.

Регламент касался и прически. Управление народного образования настоятельно рекомендовало (читай — приказывало) ученицам приходить на занятия с волосами, аккуратно заплетенными в две косички. Украсить их разрешалось черными или коричневыми бантами, которые, как и фартук, по праздникам менялись на белые. Стрижка была не то чтобы вне закона, но разрешалась только в каких-нибудь исключительных, из ряда вон выходящих случаях.

А мальчики?

С юношами разных возрастов дело обстояло чуть иначе — большая часть учеников приходила на занятия в том, что оставалось от родных, вернувшихся с фронта. Естественно, вещи перешивались по нужному размеру, но все равно прослеживался явный милитаристский налет. Его и решили взять за основу будущей формы, щедрой рукой плеснув туда образ дореволюционного гимназиста. По итогу советский школьник приходил на занятия в серой военной гимнастерке с наглухо застегнутым воротником-стойкой. В качестве украшения предполагалась пара накладных карманов на груди, пять пуговиц и ремень с приличных размеров пряжкой. Вишенкой на торте была кепка с кожаным козырьком.

На прически для мальчишек действовал не менее строгий регламент, чем для девочек. Конечно, косички никто из них не носил, но первоклашки были подстрижены “под ноль”, с третьего класса им разрешалось носить небольшую челку, с пятого — полубокс. С седьмого допускалась “полька”. Думаю, сейчас со стороны было бы даже забавно посмотреть на одинаково стриженную ораву, а тогда такой “стиль” быстро вошел в привычку и на него перестали обращать внимание. Может, даже проще было — мамам не надо забивать себе голову тем, как покрасивее причесать дочку в школу, а у дочки (да и у сыночка) в голове вертелось не обсуждение новой стрижки или кофточки, а только учеба, за которой, собственно, их в школу и отправляли.

Форма держалась неизменной вплоть до прихода к власти Хрущева. Всесоюзная демилитаризация не обошла школу стороной — гимнастерки отменили. Оттепель, все дела. В 1962 году на место милитаризированной формы пришли обычные серые костюмы на трех пуговках, и рубашки. На этом этап перемен закончился — ремни с пряжками сохранились, кепка тоже, а у девочек и вовсе ничего не менялось.

Та форма, которую запомнили граждане экс-СССР, учившиеся в советские годы, была разработана примерно в середине 1970-х. Для мальчиков был “принят” костюм из синей полушерсти, частично отдававший дань джинсовой моде: крой курточки сильно смахивал на классическую джинсовую куртку. Те же погоны на плечах, и очень похожие карманы-скобки. Но разработчики не учли, что, раз погоны цепляются на пуговицы, то очень быстро они могут превратиться в безвольно болтающиеся на плечах куски ткани. Куртка не была рассчитана на активное времяпрепровождение на переменах, когда мальчишки, будучи просто детьми, ничуть не заботились о сохранности швейной атрибутики и вовсю таскали друг друга за эти самые погоны, с завидной регулярностью отрывая их вместе с пуговицами.

На рукав куртки был нашит шеврон в виде учебника и восходящего солнца, выполненный в красно-желтых тонах. Он символизировал известную поговорку о том, что ученье — свет, а неученье — беда и чума на ваши головы. Однако глубокий смысл не мешал ученикам всячески измываться над злополучным шевроном и, по совместительству, одноклассниками, на чьей форме он был нашит. В учебник вписывали всякие непотребства, на которые хватало фантазии, а то и просто двойки рисовали, забывая, что это не дневник. Те, что пошкодливее, спарывали нашлепку с рукава, или надрезали наполовину так, чтобы можно было спрятать там билет на трамвай, а в “черный день” — шпаргалку. Эта форма предполагалась в качестве основной вплоть до восьмого класса, то есть — до получения школяром неполного среднего образования. Те, кто шел учиться дальше, в десятый и одиннадцатый классы, носили синий брючный костюм, но строго за этим никто не следил — достаточно было просто наличия костюма, а какого он там был цвета, учителей заботило мало. Для старшеклассников менялся и шеврон: уже не учебник и солнышко, но атом, прорисованный в бело-синем цвете.

Девочек реформа снова не коснулась?

Больше десяти лет школьным модницам пришлось ждать каких-то перемен! Только в 1984 году появился костюм-тройка для девочек. Юбка трапециевидного кроя, украшенная складками, пиджачок с карманами и жилетка. Все — синего цвета, но без шеврона. В обязанность школьницы входило носить юбку с пиджаком или жилетом, или с обоими сразу. На что регламент не распространялся, так это на блузку: руководству было глубоко безразлично, какого она цвета и фасона. И так ясно, что в слишком открытой и вызывающей уважающая себя советская школьница на занятия не придет, а потому просто указывали, что блузка должна быть светлой и, желательно, однотонной. Что касается прически, то к началу 80-х стрижки уже не были чем-то неприемлемым, и превратились в обыденность.

Когда у власти оказался Горбачев, а в стране началась тотальная перестройка и перекраивание всего, чего только можно, то изменения коснулись и формы школьников. Сначала в 1988 году появились брюки для девочек: не везде, правда, а только в Сибири и на Крайнем Севере. Каким-то боком в этот список попал Ленинград, в котором климат гораздо мягче. В Украинской ССР была чуть увеличена и расширена юбка, к которой полагалась блуза-пиджак с поясом. Белорусы предпочли заменить пиджак на традиционный сарафан, а прибалты стандартную юбку “променяли” на плиссе в крупную клетку.

Вся форма продавалась в магазинах, стоила относительно недорого и была прекрасного качества. Приобрести можно было как полный комплект, так и любой его элемент в отдельности.

Кроме “стандартного набора” в виде формы школьники носили пионерские галстуки и значки: кто комсомольский, а кто октябрятский. Пионерские веяния прослеживались и в сорочках, которые выпускали примерно с 70-х годов: на рукаве такой рубашки, которая стоила немного дороже обычной, был нашит пионерский шеврон. Несмотря на отличие по цене от “стандартных”, эти сорочки были весьма популярны.

Старшеклассники откровенно игнорировали установленный образец одежды годов этак с 80-х, а официально школьную форму отменили в 1992 году — она ненамного пережила страну, в которой была создана. В 2012 году была предпринята попытка правительства возобновить эту традицию, однако единый стандарт так и не был принят: в некоторых школах учеников (а то и учителей) обязали носить форму, в других обошлись просто дресс-кодом а-ля “белый верх — черный низ”. Нельзя сказать, хорошо это или плохо, но определенные выводы можно сделать все по тем же выпускницам: будь советская форма так плоха, никто бы не пытался наряжаться в платьица и фартучки для такого важного дня, как последний звонок.

 

Похожие статьи:

СобытияПервоклассная форма

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+3

просмотров

828

комментариев

10
закладки

Комментарии