К 70-летию со дня окончания Второй мировой войны: советско-японская война и капитуляция Японии

К 70-летию со дня окончания Второй мировой войны советско-японская война и капитуляция Японии
Вчера исполнилось ровно 70 лет с того момента, когда на борту линкора "Миссури" был подписан акт о капитуляции Японии. Так завершилась Вторая мировая война.К 70-летию со дня окончания Второй мировой войны: советско-японская война и капитуляция Японии
Опасность войны СССР с Японией существовала со второй половины 1930-х годов, в 1938 году произошли столкновения на озере Хасан, а в 1939 сражение на реке Халхин-Гол, на границе Монголии и Маньчжоу-Го. В 1940 году, когда все будущие фронты ещё назывались округами, нами был создан Дальневосточный фронт, что указывало на реальный риск начала войны. Однако обострение ситуации на западных границах заставило СССР искать компромисс в отношениях с Японией. Последняя, в свою очередь, выбирая между вариантами агрессии на север (против СССР) и на юг (против колоний США, Голландии и Великобритании), всё более склонялась к последнему варианту, так как там можно было поживиться стратегическим сырьём, и стремилась обезопасить себя со стороны СССР. Результатом временного совпадения интересов двух стран становится подписание 13 апреля 1941 года Пакта о нейтралитете, и когда все государства Оси объявили войну СССР, Япония оставалась нейтральной державой.

Однако на наших границах с СССР стояла Квантунская армия – самая крупная группировка японских сухопутных войск. На 1 января 1942 г. численность Квантунской армии достигла 1 миллион 100 тысяч человек, что составляло около 35% всех сухопутных сил Японии. При этом японские войска вели себя так, как будто вот-вот собираются нарушить нейтралитет. Так, в 1941 году японские войска нарушили нашу сухопутную границу 136 раз, в 1942 – 229 раз, в 1943 – 433 раза.

Японский флот блокировал советские дальневосточные порты. С лета 1941 по конец 1944 было задержано 178 наших судов, а 18 наших судов были потоплены японскими кораблями и подводными лодками.

На Ялтинской конференции стран — участниц антигитлеровской коалиции, состоявшейся в феврале 1945 года, США и Великобритания добились от СССР окончательного согласия вступить в войну с Японией через три месяца после победы над гитлеровской Германией. В обмен на участие в боевых действиях Советский Союз должен был получить Южный Сахалин и Курильские острова, потерянные после русско-японской войны 1904–1905 годов.

На тот момент между СССР и Японией действовал Пакт о нейтралитете, заключённый в 1941 году сроком на 5 лет. В апреле 1945 года СССР объявил об одностороннем расторжении пакта на основании того, что Япония была союзницей Германии и вела войну против союзников СССР. «При таком положении Пакт о нейтралитете между Японией и СССР потерял смысл, и продление этого Пакта стало невозможным», — заявила советская сторона. Внезапное расторжение договора привело японское правительство в смятение. И было от чего! Положение Страны восходящего солнца в войне приближалось к критическому, союзники нанесли ей ряд тяжелых поражений на Тихоокеанском театре военных действий. Японские города и промышленные центры подвергались непрерывной бомбардировке. Ни один мало-мальски разумный человек в японском правительстве и командовании уже не верил в возможность победы, расчёт был только на то, что удастся измотать американские войска и добиться для себя приемлемых условий капитуляции.

В свою очередь, американцы понимали, что победа над Японией лёгкой не будет. Наглядным примером этого служат бои за остров Окинава. У японцев на острове было приблизительно 77 тысяч человек. Американцы выставили против них около 0,5 млн. Остров был взят, но американцы потеряли убитыми и ранеными без малого 50 тысяч солдат. По оценке военного министра США, окончательная победа над Японией при условии невмешательства Советского Союза обошлась бы Америке приблизительно в 1 млн. убитых и раненых.

И вот, разгромив гитлеровскую Германию, мы, наконец, смогли обратить свой взор на восток. Уже имеющиеся на Дальнем Востоке войска пополнили частями, имеющими свежий боевой опыт войны с немцами. При этом были приняты строгие меры маскировки перегруппировки войск с запада. Никто, даже офицеры штабов, не знали, куда и с какой целью перебрасываются войска.Документ об объявлении войны был вручен японскому послу в Москве в 17:00 8 августа 1945 года. В нем говорилось, что боевые действия начнутся на следующий день. Однако с учетом разницы во времени между Москвой и Токио, фактически у японцев был всего один час до того момента, как Красная Армия перешла в наступление.

Противостояние

Стратегический замысел советской стороны включал в себя три операции: Маньчжурскую, Южно‑Сахалинскую и Курильскую. Наиболее значительной и масштабной была именно первая, и именно на ней следует остановиться подробнее.

В Маньчжурии противником СССР стала Квантунская армия под командованием генерала Оцудзо Ямады. Она включала в себя около миллиона человек личного состава, более 6000 орудий и миномётов, около 1500 самолётов, более 1000 танков.

Группировка войск Красной армии на момент начала наступления имела серьёзный численный перевес над противником: только бойцов было больше в 1,6 раза. По количеству танков советские войска превосходили японцев примерно в 5 раз, по артиллерии и миномётам — в 10 раз, по самолётам — более чем в три раза. Причем превосходство Советского Союза было не только количественным. Техника, состоявшая на вооружении Красной армии, была значительно более современной и мощной, чем у её врага.

Японцы уже давно понимали, что война с Советским Союзом неизбежна. Поэтому создали большое количество укреплённых районов. Рассмотрим в качестве примера один из них — Хайларский район, против которого действовал левый фланг Забайкальского фронта Красной армии. Этот район строился более 10 лет. К августу 1945 года он состоял из 116 дотов, соединённых бетонными подземными ходами сообщения, развитой системы траншей и большого количества инженерных оборонительных сооружений. Район защищали японские войска численностью более дивизии.

Группировка советских войск на Дальнем Востоке включала Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные фронты. Она насчитывала 1 577 725 человек, 26 137 орудий и минометов, 5 556 танков и самоходно-артиллерийских установок, 3 446 боевых самолетов. Таким образом, советские войска превосходили противника в людях – в 1,8, в танках – в 4,8, в авиации – в 1,9 раза. Тихоокеанский флот имел 2 крейсера, 1 лидер, 10 эсминцев, 2 миноносца, 19 сторожевых кораблей, 78 подводных лодок, 10 минных заградителей, 52 тральщика, 49 охотников за подводными лодками, 204 торпедных катера и 1549 самолетов, а Краснознаменная Амурская флотилия – 8 мониторов, 11 канонерских лодок, 52 бронекатера, 12 тральщиков и другие корабли. Советские военно-морские силы на Дальнем Востоке уступали японскому флоту в крупных надводных кораблях. Однако их появление в наших водах при господстве в воздухе советской авиации было маловероятным.

Японский танк Ха-Го
Японский танк Ха-Го

Главнокомандующим группировкой наших войск на Дальнем Востоке был назначен Маршал Советского Союза А. М. Василевский, членом Военного совета – генерал-полковник И. В. Шикин, начальником штаба – генерал-полковник С. П. Иванов. Действия Тихоокеанского флота, Краснознаменной Амурской флотилии с действиями сухопутных войск координировал Народный комиссар Военно-Морского Флота Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов, а действия авиации координировал Маршал авиации А. А. Новиков.

Замысел Ставки Верховного Главнокомандования заключался в следующем: сходящимися ударами трех фронтов разгромить Квантунскую армию, освободить Южный Сахалин и Курильские острова; в случае отказа Японии после потери Маньчжурии, Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов от безоговорочной капитуляции перенести совместно с союзниками военные действия на острова метрополии, где и завершить разгром японских вооруженных сил.

На то, чтобы подавить сопротивление этого укрепрайона, советским войскам понадобилось несколько дней. Казалось бы, не слишком долгий срок, войска не застряли на месяцы. Но за это время на других участках Забайкальского фронта Красная армия успела продвинуться вперёд более чем на 150 километров. Так что по меркам данной войны препятствие было достаточно серьёзным. И даже после того как основные силы гарнизона Хайларского района сдались, отдельные группы японских солдат продолжали сражаться, демонстрируя примеры фанатичной храбрости. В советских докладах с места боёв постоянно упоминаются солдаты Квантунской армии, которые приковывали себя к пулемётам, чтобы заведомо не иметь возможности бросить позицию.

Форсирование Хингана
Форсирование Хингана

На фоне весьма успешных действий Красной армии необходимо отметить такую выдающуюся операцию, как 350-километровый бросок 6-й гвардейской танковой армии через пустыню Гоби и Хинганский хребет. Горы Хингана казались непреодолимым препятствием для техники. Перевалы, через которые шли советские танки, находились на высоте около 2 тысяч метров над уровнем моря. Крутизна склонов в отдельных местах достигала 50 градусов, так что машинам приходилось двигаться зигзагом. Положение дел осложнялось непрерывными ливневыми дождями, непролазной грязью и разливом горных рек. Тем не менее советские танки упорно двигались вперед. К 11 августа они перешли горы и оказались в глубоком тылу Квантунской армии, на Центрально-Маньчжурской равнине. Армия испытывала нехватку горючего и боеприпасов, поэтому советскому командованию пришлось налаживать снабжение по воздуху. Транспортная авиация доставила нашим войскам более 900 тонн одного только танкового топлива. В результате этого беспримерного наступления Красная армия сумела захватить только пленными около 200 тысяч японцев. Помимо этого, было захвачено большое количество оружия и техники.

Оружие, захваченное у японцев
Оружие, захваченное у японцев

Танки Ха-Го, захваченные у Квантунской армии
Танки Ха-Го, захваченные у Квантунской армии

1-й Дальневосточный фронт РККА столкнулся с ожесточенным сопротивлением японцев, укрепившихся на высотах Острая и Верблюд, которые входили в состав Хотоуского укреплённого района. Подступы к этим высотам были заболоченными, изрезанными большим количеством мелких речушек. На склонах были выкопаны эскарпы и установлены проволочные заграждения. Огневые точки японцы вырубили в гранитном скальном массиве. Бетонные колпаки дотов имели толщину около полутора метров.

Пригодились даже старые советские танки БТ-5, БТ-7 и Т-26
Пригодились даже старые советские танки БТ-5, БТ-7 и Т-26

Защитники высоты Острая отвергли все требования советских войск о капитуляции. Местному жителю, которого использовали в качестве парламентёра, командир укрепрайона отрубил голову (японцы вообще не шли на диалог с красноармейцами). И когда наконец советские войска сумели ворваться внутрь укреплений, они обнаружили там только мёртвых. Причём среди защитников были не только мужчины, но даже женщины, вооружённые гранатами и кинжалами.

Японские солдаты при обороне
Японские солдаты при обороне

В боях за город Муданьдзян японцы активно использовали диверсантов-камикадзе. Обвязавшись гранатами, эти люди бросались на советские танки и солдат. На одном из участков фронта около 200 «живых мин» легли на землю перед наступавшей техникой. Самоубийственные атаки имели успех только поначалу. В дальнейшем красноармейцы усилили бдительность и, как правило, успевали застрелить диверсанта раньше, чем он мог приблизиться и взорваться, нанеся ущерб технике или живой силе.

Финал

15 августа император Хирохито выступил с обращением по радио, в котором сообщил, что Япония принимает условия Потсдамской конференции и капитулирует. Император призвал нацию к мужеству, терпению и объединению всех сил для строительства нового будущего.

Тремя днями позже — 18 августа 1945 года — в 13 часов по местному времени в радиоэфире прозвучало обращение командования Квантунской армии к войскам, в котором говорилось, что ввиду бессмысленности дальнейшего сопротивления принято решение о капитуляции. В течение нескольких последующих дней шло оповещение японских частей, не имевших прямой связи со штабом, и согласование условий сдачи.

Большая часть военных приняла условия капитуляции без возражений. Более того, в городе Чаньчунь, где сил советских войск было недостаточно, японцы в течение нескольких дней сами несли охрану военных объектов. Вместе с тем небольшое количество фанатично настроенных солдат и офицеров продолжали сопротивление, отказавшись подчиняться «трусливому» приказу о прекращении боевых действий. Их война прекращалась только тогда, когда они гибли.

В столь трудный для своей страны момент военное руководство Японии предприняло попытку переворота и смещения императора с отстранением его от власти. Капитуляции они предпочли бы смерть

Инцидент в Императорском дворце

Офицеры, пытаясь заблокировать решение о капитуляции перед Союзниками, убили генерал-лейтенанта 1-й гвардейской дивизии Такэси Мори и предприняли попытку сфальсифицировать указ с целью захвата Токийского Императорского дворца. Они попытались поместить Императора под домашний арест, используя 2-ю гвардейскую бригаду. Организаторам не удалось убедить Восточную армию Японии и высшее командование Императорской армии Японии начать действовать. Не сумев уговорить оставшиеся армейские силы отстранить от власти Императорскую семью, они совершили самоубийство. В результате подготовка к капитуляции продолжилась по намеченному плану.Министерство армии Японии знало о решении императорского собрания, и многие офицеры, намеревавшиеся сопротивляться до последнего вздоха, с негодованием прореагировали на него. В девять часов, на заседании в Министерстве армии, штабные офицеры выразили недовольство министру армии Корэтике Анами, и не все из них учли его объяснения. После полуночи 12 августа радиостанция из Сан-Франциско (KGEI) передала ответ союзников. В нём указывалось, что, вопреки требованиям Императорского правительства сохранить Кокутай, союзники решили, что японское правительство и Император будут подчиняться главному штабу Союзников (такая же военная оккупационная схема применялась и по отношению к Германии). Министерство иностранных дел восприняло это сообщение как ограничение суверенитета, но японская армия трактовала его как порабощение. С трех часов участники совета императорских семей в основном согласились с капитуляцией Японии, но на заседании правительства, которое должно было состояться в это же время, с этим не согласились. Также Высший совет по управлению войной не смог прийти к единому мнению касаемо защиты Кокутая. После этих заседаний некоторые армейские офицеры решили, что с целью защиты Кокутая нужно совершить переворот. К этому времени главная группа данных офицеров уже держала наготове некоторые войска в Токио.Поздно вечером 12 августа 1945 года майор Кэндзи Хатанака, подполковники Масатака Ида, Масахико Такэсита (зять Анами), Масао Инаба и полковник Окикацу Арао, глава отдела по военным вопросам, обратились к министру армии Корэтике Анами («самому влиятельному человеку в Японии после Императора») и попросили его сделать все возможное, чтобы предотвратить принятие условий Потсдамской декларации. Генерал Анами отказался отвечать, станет ли он помогать молодым офицерам. Несмотря на то, что им нужна была его поддержка, Хатанака и его сообщники решили, что им не остаётся ничего другого, как продолжать планирование и осуществление переворота самостоятельно. С 13 августа по утро 14 августа Хатанака собирал союзников, искал поддержку у высокопоставленных лиц в министерстве и совершенствовал план переворота.

Вскоре после заседания, состоявшегося в ночь с 13 на 14 августа, на котором было принято решение о капитуляции, группа старших офицеров, включая Анами, собралась в соседней комнате. Все присутствующие понимали, что существует вероятность переворота с целью срыва капитуляции — некоторые из присутствующих могли даже раздумывать о его осуществлении. После молчания генерал Торасиро Кавабэ предложил, чтобы все присутствующие старшие офицеры подписали соглашение о выполнении императорского указа о капитуляции («Армия будет следовать императорскому решению, несмотря ни на что»). Соглашение было подписано всеми присутствующими офицерами, включая Анами, Хадзимэ Сугияму, Ёсидзиро Умэдзу, Кэндзи Доихару, Торасиро Кавабэ, Масакадзу Кавабэ и Тадаити Вакамацу. Данный договор, подписанный старшими офицерами армии как дополнение к заявлению Анами, служил существенным препятствием против любой попытки начать переворот в Токио.

Переворот провалился после того, как Сидзуити Танака убедил восставших офицеров отправиться по домам. Через девять дней Кэндзи Хатанака совершил самоубийство.

14 августа, примерно в 21 час 30 минут, сообщники Хатанаки привели в действие свой план. Второй полк 1-й гвардейской дивизии вошёл на территорию дворца, удвоив силу уже расположенного там батальона, предположительно с целью увеличения защиты против восстания Хатанаки. Но Хатанака вместе с подполковником Дзиро Сиидзаки убедили командира 2-го полка, полковника Тоёдзиро Хагу, перейти на их сторону, солгавши ему, что Анами, Умэдзу и другие командиры Восточной армии и Императорской гвардейской дивизии поддерживают их действия. Хатанака также пришёл к генералу Сидзуити Танаке, командующему Восточным регионом армии, чтобы уговорить его присоединиться к перевороту. Танака отказался и приказал Хатанаке отправляться домой. Хатанака указ проигнорировал.

Изначально Хатанака надеялся, что простой захват дворца и демонстрация начала восстания вдохновят остальные войска к восстанию против решения о капитуляции. Эта идея двигала им последние дни и часы и, несмотря на ничтожную поддержку высшего командования, давала ему слепую уверенность для начала переворота. Подготовив все элементы плана, Хатанака и его сообщники решили, что гвардия захватит дворец в два часа ночи. До этого времени они продолжали пытаться убедить старших офицеров присоединиться к перевороту. Примерно в это же самое время генерал Анами совершил харакири, оставив сообщение следующего содержания: «Своей смертью я любезно извиняюсь перед Императором за великое преступление». До сих пор не известно, что имелось в виду под преступлением — проигранная война или переворот.

Через некоторое время после часа ночи Хатанака и его люди окружили Императорский дворец. Хатанака, Сиидзаки и капитан Сигэтаро Уэхара (из военно-воздушной академии) пришли к генерал-лейтенанту Такэси Мори, чтобы уговорить его присоединиться к перевороту. В это время Мори совещался с мужем своей сестры, подполковником Митинори Сираиси. Участие Мори, командира 1-й императорской гвардейской дивизии, в перевороте было необходимым. Когда Мори отказался вставать на сторону Хатанаки, последний, опасаясь, что Мори прикажет гвардии подавить восстание, убил его. По такой же причине Уэхара убил Сираиси. За всю ночь это были единственные жертвы. После этого Хатанака использовал официальную печать Мори, чтобы санкционировать стратегический указ императорской гвардейской дивизии № 584 — ложный набор указов, подготовленных его сообщниками, согласно которым значительно увеличивалось количество сил, занимавших Императорский дворец и Министерство Императорского двора, и число «защитников» Императора.

Охрана дворца была разоружена, а все входы блокированы. За ночь сообщники Хатанаки захватили и задержали 18 людей, в том числе и сотрудников министерства и рабочих телерадиовещательной корпорации NHK, которых послали записать капитуляционную речь.

Участники восстания под предводительством Хатанаки провели следующие часы в тщетных поисках записей капитуляционной речи, а также министра Императорского двора Сотаро Исиватари и хранителя малой печати Коити Кидо: оба прятались в «банковском хранилище» — большом зале под императорским дворцом. Поиск усложнялся светомаскировкой, устроенной в ответ на бомбардировки союзников, и старой планировкой Министерства Императорского двора. Участники восстания не могли прочесть названия многих комнат, но они смогли найти управляющего дворцом, Токугаву. Несмотря на то, что Хатанака угрожал вспороть Токугаве живот самурайским мечом, он соврал, сказав, что не знает, где находятся записи и люди. Во время поисков участники восстания перерезали почти все телефонные провода, разорвав связь между людьми, заключёнными на территории дворца, и внешним миром.

Примерно в это же время в Иокогаме ещё одна группа сообщников Хатанаки под предводительством капитана Такэо Сасаки отправилась в кабинет премьер-министра Судзуки, намереваясь его убить. Когда они не обнаружили его там, они расстреляли кабинет, подожгли здание и пошли к дому премьер-министра. Генеральный секретарь кабинета министров Хисацунэ Сакомидзу предупредил Судзуки, и тот бежал до прихода Сасаки и его людей. Подпалив дом Судзуки, они пошли к поместью председателя Тайного Совета Киитиро Хиранумы чтобы убить его. Хиранума бежал через боковые ворота; его дом также был сожжён. Остаток августа Судзуки провёл, находясь под защитой полиции, при этом каждую ночь он менял место ночлега.

В три часа ночи подполковник Масатака Ида сообщил Хатанаке, что Восточная армия находится на пути к дворцу, намереваясь его остановить, и что он должен сдаться. В итоге, видя, что его план рушится, Хатанака начал умолять Тацухико Такасиму, начальника штаба Восточной армии, дать ему хотя бы десять минут эфирного времени на радиостанции NHK, чтобы объяснить народу Японии, какой цели он пытался достигнуть, и зачем. Ему отказали. Полковник Хага, командир 2-го полка 1-й гвардейской дивизии, узнал, что армия не поддержала восстание, и приказал Хатанаке покинуть территорию дворца.

Незадолго до пяти часов утра, в то время как его сообщники продолжали поиски, майор Хатанака отправился на студию NHK, и, размахивая пистолетом, отчаянно пытался получить эфирное время, чтобы объяснить свои действия. Через час, после звонка от руководства Восточной армии, Хатанака наконец сдался. Он собрал своих офицеров и покинул студию.

Сидзуити Танака
Сидзуити Танака

На рассвете Сидзуити Танака узнал, что во дворец вторглись. Он отправился туда, встретился лицом к лицу с восставшими офицерами и выругал их за то, что они действовали вопреки духу японской армии. Он убедил их вернуться в казармы. К восьми часам утра восстание было полностью подавлено. Его участники успешно удерживали территорию дворца большую часть ночи, но не сумели найти записи.

Хатанака, на мотоцикле, и Сиидзаки, на лошади, ездили по улицам, разбрасывая листовки, в которых объяснялись их мотивы и их действия. За час до выступления Императора, примерно в одиннадцать часов дня 15 августа, Хатанака выстрелом в висок совершил самоубийство. Сиидзаки ранил себя кинжалом, а потом застрелился. В кармане Хатанаки было найдено его предсмертное стихотворение:

«Теперь, когда над правлением Императора развеялись тёмные облака, мне не о чем сожалеть».

На Сахалине организованное сопротивление противника было сломлено войсками 56-го стрелкового корпуса. 25 августа они вступили в административный центр Южного Сахалина город Тоёхара. В этот же день морской десант овладел военно-морской базой Отомари. 1 сентября наши войска заняли острова Большой и Малой Курильской гряды. На этом Курильская десантная операция завершилась. Славная победа Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке продемонстрировала могущество Советской Армии и Военно-Морского Флота, высокое военное искусство и непревзойденные морально-боевые качества наших воинов.

К 70-летию со дня окончания Второй мировой войны: советско-японская война и капитуляция Японии
2 сентября 1945 года в Токийском заливе на борту американского линкора «Миссури» был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. Подписание этого документа является официальной датой окончания Второй мировой войны. Наша Родина вновь обрела исконно русские земли – Южный Сахалин и Курильские острова и с ними свободный выход на просторы Тихого океана.

Акт о капитуляции Японии   (Токийская Бухта, 2 сентября 1945 года)
Акт о капитуляции Японии
(Токийская Бухта, 2 сентября 1945 года)


Мы, действуя по приказу и от имени Императора Японии, Правительства Японии и Имперского генерального штаба Японии, настоящим принимаем условия Декларации, опубликованной 26 июля в Потсдаме главами Правительств Соединённых Штатов, Китая и Великобритании, к которой впоследствии присоединился и СССР, каковые четыре державы будут впоследствии именоваться Союзными державами.

Настоящим мы заявляем о безоговорочной капитуляции Союзным державам Имперского генерального штаба Японии, всех японских вооружённых сил и всех вооружённых сил под японским контролем вне зависимости от того, где они находятся.

Настоящим мы приказываем всем японским войскам, где бы они ни находились, и японскому народу немедленно прекратить военные действия, сохранять и не допускать повреждения всех судов, самолетов и военного и гражданского имущества, а также выполнять все требования, которые могут быть предъявлены Верховным командующим Союзных держав или органами Правительства Японии по его указаниям.

Настоящим мы приказываем Имперскому генеральному штабу Японии немедленно издать приказы командующим всех японских войск и войск, находящихся под японским контролем, где бы они ни находились, безоговорочно капитулировать лично, а также обеспечить безоговорочную капитуляцию всех войск, находящихся под их командованием.

Все гражданские, военные и морские официальные лица должны повиноваться и выполнять все указания, приказы и директивы, которые Верховный командующий Союзных держав сочтет необходимыми для осуществления данной капитуляции и которые будут изданы им самим или же по его уполномочию; мы предписываем всем этим официальным лицам оставаться на своих постах и по-прежнему выполнять свои небоевые обязанности, за исключением тех случаев, когда они будут освобождены от них особым указом, изданным Верховным командующим Союзных держав или по его уполномочию.

Настоящим мы даем обязательство, что Правительство Япониии его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации, отдавать те распоряжения и предпринимать те действия, которых в целях осуществления этой Декларации потребует Верховный командующий Союзных держав или любой другой назначенный Союзными державами представитель.

Настоящим мы предписываем Имперскому Правительству Японии и Имперскому генеральному штабу Японии немедленно освободить всех союзных военнопленных и интернированных гражданских лиц, находящихся сейчас под контролем японцев, и обеспечить их защиту, содержание и уход за ними, а также немедленную доставку их в указанные места.

Власть Императора и Правительства Японии управлять государством будет подчинена верховному командующему Союзных держав, который будет предпринимать такие шаги, какие он сочтет необходимым для осуществления этих условий капитуляции.

Подписано в Токийской Бухте, Япония, в 09.04 утра

2-го сентября 1945 года.
Подписано в Токийской Бухте
По приказу и от имени Императора Японии и Японского Правительства Сигэмицу Мамору (Подпись)

Подписано в Токийской Бухте
По приказу и от имени Японского императорского генерального штаба Умэдзу Ёсидзиро (Подпись)

Подписано в Токийской Бухте
Скреплено в Токийской Бухте, Япония, в 09.08 утра, 2-го сентября 1945 г. от имени Соединенных Штатов, Китайской Республики, Соединенного Королевства и Союза Советских Социалистических Республик и от имени других Объединенных Наций, находящихся в состоянии войны с Японией.

Подписано в Токийской Бухте
Верховный Командующий Союзных Держав Дуглас Макартур (Подпись)

Представитель Соединенных Штатов Честер Нимиц (Подпись)

Представитель Китайской Республики Сюй Юнчан (Подпись)

Представитель Соединенного Королевства Брюс Фрейзер (Подпись)

Представитель СССР Кузьма Деревянко (Подпись)

Представитель Австралийского Союза Ч. А. Блейми (Подпись)

Представитель Доминиона Канада Мур Косгроув (Подпись)

Представитель Временного Правительства Французской Республики Жак Леклерк де Отклок (Подпись)

Представитель Королевства Нидерланды К. Е. Хельфрейх (Подпись)

Представитель Доминиона Новая Зеландия Леонард М. Исситт (Подпись)

Похожие статьи:

Вторая мировая войнаСрыв плана "Кантокуэн" или как СССР избежал войны на 2 фронта

Вторая мировая войнаГерои-смертники Второй мировой. Летчики-камикадзе

Вторая мировая войнаПамяти жертв атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки

Вторая мировая войнаДемократический холокост. Интернирование японцев в США

Вторая мировая войнаИводзима. Японский Сталинград

Рейтинг
последние 5

Magyar Szabad

рейтинг

+1

просмотров

1384

комментариев

0
закладки

Комментарии