Как нацисты не смогли разбомбить Нью-Йорк

Как нацисты не смогли разбомбить Нью-Йорк


Исторический факт: 6 июля 1944 года войска союзных держав провели успешное десантирование в Нормандии. В аккурат, спустя всего семь дней, 13 июля, Лондон потряс невероятной мощности взрыв, наделавший много паники и унесший десятки жизней.
Что же случилось? Теракт? Диверсия? Заговор? Ничего подобного. Гитлер пустил в ход свое секретное оружие и нанес удар по Лондону первым самолетом-снарядом «ФАУ-1», выпущенным с засекреченной базы Пенемонде. Решив до смерти запугать «эту жирную свинью Черчилля», ровно через сутки немцы произвели 24-часовой налет, изрешетив юго-восток Англии и некоторые районы Лондона уже 227-ю «ФАУ-1». Снаряды были мощными — ровно по тонне тринитротолуола в каждом.

Так фюрер ввел в действие одно из своих секретных вооружений. Программа использования «ФАУ-1» известна под кодовым названием «оружие возмездия». Верхушка рейха действовала по шаблонной схеме — обрушить смерть на мирное население, вызвать в стране деморализацию, хаос, ужас перед неведомой опасностью. Поднимая дух потрепанного и избитого вермахта, Геббельс круглосуточно обращался к солдатам и офицерам частей и соединений с призывом немного подождать, пока новое оружие фюрера поставит мир на колени: «Еще немного — и вы будете печатать шаг на улицах всех столиц мира!»

Слова его нельзя было игнорировать: немцы действительно располагали и уникальным оружием, и уникальными мозгами, его создающими. Через пару месяцев на Англию начали падать более мощные и усовершенствованные «ФАУ-2», создателем которых явился все тот же злой гений человечества, Вернер Браун из сверхсекретной лаборатории в Пенемонде. Скорость полета ракет достигала 5,5 тысячи километров в час, а мощность разрушения по сравнению с «ФАУ-1» удвоилась. Чтобы ошеломить английскую ПВО и при этом нанести максимальные разрушения, «ФАУ-2» пускали залпами, по 7-10 штук, накрывая одним залпом огромную территорию. Вскоре красавец-Лондон был превращен в развалины, число людских жертв достигло многих тысяч.

В этот удачный для Гитлера и его штаба период фюрера осеняет очередная «гениальна» мысль. Если «ФАУ» действуют столь успешно, почему бы не проучить этих проклятых янки, сидящих в своей Америке на бочках с золотом? Будет полезно поутюжить их пресловутый Нью-Йорк тяжелыми ракетами!

О, идея изумительная! Присутствующие на совещании радостно предвкушали, как эти чертовы янки падут на колени и запросят пощады. Им виделись падающие небоскребы, разрушенная статуя Свободы, пылающие кварталы и черная гарь, затянувшая все небо над беспечной Америкой. Ее армия, не привыкшая воевать, мгновенно будет парализована и правительство пойдет на любые условия рейха.

Сказано — сделано, и вскоре зловещий план стал обрастать конкретными деталями и исполнителями. Подготовка сверхсекретной операции «Эльстер» («Сорока») была поручена любимцу фюрера Отто Скорцени, выдающемуся командос и непревзойденному мастеру проведения спецопераций, требующих от исполнителя самых незаурядных человеческих качеств. Всемирную известность Скорцени получил, вызволив из горной тюрьмы Муссолини и успешно доставив его в Германию.

План был таков: чтобы нанести сокрушительный урон Нью-Йорку, специально назначенный штаб операций решил применить абсолютно «свежеизобретенные» межконтинентальные баллистические ракеты двухступенчатой конструкции А-9/А-10. Их сборка уже обязана была подходить к стадии завершения. Мелкие недоработки в счет не принимались — главное, чтобы ракеты долетели.

Согласно логике разработчиков плана: Нью-Йорк — город немаленький, чтобы не заботиться о предельной точности наведения. Да и саму наводку ракет-монстров предполагалось осуществлять с помощью акустических сигналов, которые будут поступать с подводных лодок, расположенных у берегов Америки. Конечный этап операции предполагал установление мощных радиомаяков на вершинах нью-йоркских небоскребов, которые в час «Ч» должны были быть приведены в действие.

Как всегда, Скорцени и группа его специалистов с энтузиазмом и без раскачки принялись за выполнение личного задания фюрера.

Немаловажной задачей являлся подбор непосредственных исполнителей на месте. Это должны были быть люди, беззаветно преданные фашизму, хорошо подготовленные и без ненужных сентиментальных комплексов. Впрочем, поскольку они должны были все равно погибнуть при ракетном ударе, цель операции им знать не полагалось! Включите десяток маяков — и получите щедрое «вознаграждение»! Фюрер не забывает своих героев!

Выбор пал на двоих. Один «счастливчик» был опытным шпионом-диверсантом, обладавшим «липовыми ксивами» на имя Джека Миллера. Впрочем, согласно тогдашним документам канцелярии имперской безопасности, имя этого конструктора и радиоинженера было, Эрих Гимпель, который к этому времени уже 10 лет вел шпионскую деятельность против США и Британии. Другой кандидат — Эдвард Грин (настоящее имя Уильям Колпач), американец немецкого происхождения, которого немецкий консул не только завербовал, но уже некоторое время держал, что называется, «на коротком поводке». Одаренная личность — высшее техническое образование, военно-морской колледж, офицер ВМС США, — он приберегался немецкой спецслужбой для самых ответственных заданий.

Два вышеупомянутых агента были отлично обучены методике наведения «летающих объектов» на объект.

В назначенное время, хмурой черной ночью, фашистская субмарина высадила обоих на восточном побережье Америки. Тщательно замаскировав на суше свою уже ненужную экипировку, парочка без труда добралась до Нью-Йорка. У Колпача был приятель, занимавший высокую должность в военно-промышленном комплексе США, некто Сэмюэль Уоррене. Его-то Колпач и разыскал в первую очередь, имея целью шантажом и угрозами завербовать в нацистские агенты и активно использовать в качестве помощника. Однако хитрый янки сходу оценил ситуацию и навязал свою игру, сделав вид, что согласен с предложением «старого приятеля». На самом деле он уже следующим утром обратился в ФБР, выложив всю информацию о задании немецких агентов и их подробные словесные портреты. Это звучало настолько неправдоподобно, что ему сперва не поверили. А поверив, всерьез принялись за ликвидацию диверсантов.

Колпача арестовали быстро, и также быстро он «раскололся» — ФБР всегда умело получать нужные сведения. Однако прибыв в Нью — Йорк, агенты разделились для самостоятельного выполнения индивидуальных заданий, и местонахождение Гимпеля, которого он сдал ФБР как старшего группы, Колпач не знал.

Дело дошло до президента. В обстановке строгой секретности, ФБР организовало в городе самую крупную в его истории охоту на врага, задействовав тысячи полицейских и десятки тысяч осведомителей. Были даны инструкции во все кафе, рестораны, забегаловки, отели и ночлежки, в таксопарки, парикмахерские и сотни других объектов массового обслуживания. Целая армия агентов и осведомителей обшаривала порт, кабаки и притоны, надеясь, что изменив облик, агент именно здесь «заляжет на дно» до наступления условленного дня… Однако поиски оставались безрезультатными.

Более месяца Гимпель жил в Нью-Йорке, ожидая команды от хозяев, и оставался совершенно неуловимым. Правительство США привело в полную боеготовность все средства ПВО и флот, сконцентрировав их на восточном побережье, опасаясь массированного налета немецких тяжелых бомбардировщиков сверхдальнего радиуса действия (о ракетах стало известно лишь после капитуляции Германии). Однако по другим сведениям, предатель Колпач знал о ракетах, что особо напугало правительство США и заставило принять все меры для поимки Гимпеля.

В канун Рождества тысячи полицейских, агентов ФБР, ЦРУ и всех спецслужб, получив 5-7-тысячное подкрепление из других районов страны, днем и ночью выслеживали Гимпеля, нося в карманах портреты, сделанные по словесному описанию Колпача. Каждый таксист, официант, почтовый или железнодорожный работник имел такое фото. И вдруг на очередном допросе Колпач вспоминает характерную деталь. Оказывается, у Гимпеля имелась привычка хранить мелочь не как многие, в определенном карманчике кошелька, а в непосредственно в пиджаке(причем в верхнем его кармане)! Эта привычка и предала его.

Именно, обращая внимание на данный факт, активизировались все оперативно-розыскные мероприятия, и буквально пару несколько суток — удача! В полдень, солидный мужчина, покупая иллюстрированный журнал в одной из газетно-журнальных раскладок на многолюдной Таймс-сквер, получая сдачу, ссыпал ее в верхний, нагрудный карман пиджака. Не успел он удалиться, попыхивая дорогой сигарой, как киоскер-осведомитель подал знак «наружке» ФБР. Через несколько минут немецкий наводчик был арестован и доставлен куда следует.

Лично Гитлер и его ближайшие соратники, конструктор ракет Вернер фон Браун (кстати, по окончании войны этот человек с великими почестями был принят в США, где впоследствии руководил аналогичными разработками) с нетерпением ожидали от своих агентов донесения о готовности к проведению операции. Всем натерпелось уничтожить заокеанский мегаполис, многие из жителей которого едва ли слыхали, что где-то идет война, несущая им смертельную угрозу.

Президент Рузвельт лично дал указание осудить преступников по всей строгости закона. Колпач был казнен на электрическом стуле, а Гимпель — по невероятной случайности избежал подобной участи. Новый президент Трумен заменил ему смертную казнь 30-летним тюремным заключением. Однако благодаря ходатайству «высших эшелонов политики» Германии (союзника США по блоку НАТО), Гимпель в 1956 году был не просто выпущен на свободу. Его торжественно доставили в ФРГ, обласкали, окружили почетом, неплохо наградили и обеспечили райскую жизнь.

Похожие статьи:

ГеополитикаЧто ждет США в будущем?

Вторая мировая войнаВокруг Курильских островов

ГеополитикаВ США вспоминают жертв теракта 11 сентября 2001 года

ГостинаяНевидимый зеркальный дом в Нью-Йорке

ПолитикаПочему я НЕ соболезную американцам по случаю 11 сентября? К 15-летию "9/11"

Рейтинг
последние 5

Аспирант

рейтинг

+1

просмотров

465

комментариев

4
закладки

Комментарии