Рихард Зорге. Разведчик без страха и упрека


Рихард Зорге. Его называли агентом Кремля. Сегодня это имя ассоциируется у многих, когда им задают вопрос о том, как звали самого известного советского разведчика. Личность этого человека стала прототипом для многих фильмов, самый известный из которых "Кто вы, доктор Зорге?". Этнический немец, родившийся в Азербайджане прошел свой боевой путь от солдата до шпиона. Убежденный коммунист он до конца своих дней передавал в Кремль ценную информацию. В итоге это привело к тому, что японские спецслужбы обнаружили утечку информации, обвинили его в ущербной по отношению к стране деятельности и в итоге казнили его через повешение. Сама фамилия Sorge в переводе с немецкого означает "беспокойство" и судя по характеру работы, которую вел разведчик, она действительно создавала поводы для беспокойства многим враждебно настроенным кругам. Ему не суждено было встретить свое 50-летие. 4 октября этого года исполнилось 120 лет со дня его рождения.
 



Общие контуры жизненного поприща Рихарда Зорге (1895-1944) сегодня вполне освещены и достаточно известны: отец, Густав Вильгельм Рихард Зорге, — немец, мать, Нина Семеновна Кобелева, — русская, отец женился на ней после смерти первой жены.
Рихард родился на территории нынешнего Азербайджана, в Сабунчи на Апшеронском полуострове, он был пятым и последним ребенком в семье. Отец умер в 1907 г., мать дожила до 1952 г. в ФРГ. Младший брат Вильгельм пропал без вести накануне Второй мировой войны. Старший брат Герман был инженером-химиком. С ним связана апокрифическая история, рассказанная Серго Берия в его книге <Мой отец — Лаврентий Берия>: <Одним из тех, кто поддерживал связь с моим отцом, был Рихард Зорге, которому много лет спустя было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны на территории СССР среди военнопленных оказался родной брат разведчика. По указанию отца его перевели из лагеря военнопленных в одну из специальных лабораторий, где он и работал впоследствии>. Со своей первой официальной женой Кристиной Зорге развелся в 1932 г., и она уехала в США. Со второй женой — Екатериной Максимовой Зорге оформил брак в августе 1933 г.; в сентябре 1942 г. она была арестована и после девятимесячного заключения в камере-одиночке на Лубянке выслана в Красноярский край (Большая Мурта), где умерла 3 июля 1943 г. Детей у Зорге не было.

С Эрихом Корренсом. 1915 г.
Тем не менее биография Рихарда Зорге все еще кроет в себе много загадок. Первая из них — это психологический облик этого человека. Он характеризуется эпохальной раздвоенностью: будучи по воспитанию и имущественному статусу, стилю жизни и менталитету плотью от плоти одной из специфических формаций буржуазного класса (томас-манновского бюргерства Германии), Рихард Зорге отдал свою взрослую жизнь служению совершенно чуждому этому классу делу. Вот несколько характерных штрихов этого облика. В тюремных записках Зорге без обиняков констатировал: <До войны я провел достаточно благополучное детство, присущее классу зажиточной буржуазии. Наша семья не испытывала никаких материальных затруднений>. С тех пор Зорге неуклонно ориентировался именно на такой жизненный стандарт. В 1920 г., когда вся Германия голодала и переживала все <радости> галопирующей инфляции, Зорге писал своему другу Эриху Корренсу: <Зарабатывать я сейчас могу столько, что я с моей невзыскательностью (!) могу жить хорошо и порядочно. Мое жалованье повысили; кроме того, я в разных местах получаю гонорар за мои статьи>.

В 1898 году семья Зорге уехала из России в Германию. Сам он впоследствии вспоминал: «Вплоть до начала войны мое детство проходило в сравнительно спокойном окружении обеспеченной буржуазной германской семьи. В нашем доме не слыхали о финансовых трудностях».
Рихард Зорге в госпитале после ранения. Берлин, 1915 год
В октябре 1914 года, не окончив реального училища, Рихард Зорге добровольцем вступил в немецкую армию, участвовал в боях Первой мировой войны. Первоначально был направлен на западный фронт в составе полевой артиллерии. Летом 1915 года в боях на германо-бельгийском фронте ранен под Ипром в первый раз. Во время лечения в берлинском лазарете сдал экзамен на аттестат зрелости. Получив звание ефрейтора, был направлен на Восток — в составе части для поддержки в Галиции австро-венгерских войск в боях против русской армии, однако не прошло и трёх недель, как получил осколочное ранение. Был произведён в унтер-офицеры 43-го резервного полка полевой артиллерии и награждён Железным крестом II степени. В 1916 году после госпиталя вернулся в 43-й полк полевой артиллерии, который участвовал в боевых операциях под стенами крепости Верден.
В апреле 1917 года был очень тяжело ранен разрывом снаряда (один осколок попал по пальцам руки, ещё два осколка — по ногам); трое суток провисел на колючей проволоке. В лазарете Кёнигсберга был прооперирован, в результате чего одна нога стала короче другой на несколько сантиметров. В январе 1918 года комиссован (уволен с военной службы по инвалидности).
В неизменном материальном благополучии Зорге была и еще одна, невидимая, сторона, которая, однако, четко отделяла его положение от ситуации <товарищей по партии>: благодаря доле наследства, полученной им после смерти хорошо заработавшего у Нобеля отца, Зорге имел независимое состояние, всегда державшее его на плаву. Здесь ключ к загадке, над которой после Второй мировой войны ломали голову американцы: как можно было за столь мизерные деньги, какими располагала токийская резидентура ГРУ во главе с Зорге, провести такую огромную работу (тысячи шифровок)? Доплачивал Зорге из собственного кармана. Имущественный статус Зорге проявлялся и в его привычках и пристрастии к дорогим вещам: он был страстным автомобилистом и даже на собственной машине участвовал вместе с Чан Кайши в гонках, а по ночному Токио носился на сверкающем мотоцикле фирмы <Цундап>.

Внешнему виду Зорге и его манерам был присущ дух, несовместимый с пролетарским или коминтерновским аскетизмом, но открывавший перед ним гостиные лучших домов, кабинеты посольств и министерств, двери лучших баров, — дух природного аристократизма. Близко знавшая Зорге в его аахенские времена (1920) Зельма Габелин отзывалась о нем так: <Рихард Зорге был очень элегантным мужчиной. Буржуазные люди — по тогдашним понятиям — даже не предполагали, что он коммунист. Он был чрезвычайно внимателен к другим людям и обладал большим искусством слушать. Очень веселый, имевший всегда наготове анекдоты и шутки, он был очень, очень молод. В то время по сравнению с нынешним мужчины лет двадцати шести, двадцати семи были уже стариками. Он был не таков <:> Он был чрезвычайно симпатичным>. Тюремные записки Зорге на добрую треть посвящены показу того, сколь благоприятно искусство общения для шпионской работы.

Обосновавшись во Франкфурте-на-Майне, Зорге начал с того, что вместе со своей женой Кристиной Герлах, отбитой им у своего научного руководителя, стал держать в бывшей конюшне салон. Постоянными гостями четы Зорге были такие неординарные и очень разные люди искусства, как композитор Пауль Хиндемит, поэт-теург Стефан Георге, художник и карикатурист Георг Гросс. Отсюда более понятно, как и почему Зорге мог быть <своим> в кругу спонсоров и организаторов Франкфуртского института социальных исследований, этой колыбели <западного марксизма>. Например, поддерживать отношения с Феликсом Вайлем, финансировавшим институт в обмен на демпинговую советскую пшеницу. На вопрос, почему он не расстанется с деньгами, будучи коммунистом, Феликс Вайль симптоматически ответил: <Если я так поступлю, это ослабит мои позиции как коммуниста>. Задолго до Зорге он по прямому поручению Зиновьева как председателя ИККИ практически занимался организацией в Аргентине секции Коминтерна.

Еще с 1919 г. Зорге был связан с секретной военной организацией в германской компартии. Естественно, что эта организация должна была контактировать с сотрудниками советской военной разведки, которые были посланы в Германию для укрепления этой структуры в преддверии будущего революционного восстания в 1923 г. Естественно, что все активисты, работавшие в этой организации, были взяты на учет и в Разведывательном управлении Красной армии на них имелась подробная информация. Когда на съезд германской компартии в 1924 г. приехала советская партийная делегация во главе с Дмитрием Мануильским, члены делегации сделали все возможное, чтобы отобрать для советской разведки наиболее перспективных сотрудников с целью их дальнейшего использования уже для Советского Союза. Съезд КПГ был подпольным. В конце 1924 г. Рихард Зорге вместе с женой Кристиной уже был в Москве, но не в Разведупре, а в аппарате Коминтерна.
Рихард Зорге получил блестящее образование, он закончил Берлинский университет, затем учился в аспирантуре в Киле, а степень доктора государственного права получил в Гамбургском университете. Он был человеком аналитического ума, при этом обаятельный, остроумный и симпатичный Рихард Зорге был неравнодушен к женщинам и очень любвеобилен, ему без труда удавалось затащить в постель любую девушку. Он был трижды женат — на немке Кристине, русской Екатерине и японке Исии Ханако, только в Японии поддерживал устойчивые контакты с 52 женщинами. А еще Рихард Зорге был искателем приключений и не дурак выпить, мог пьяным сесть на мотоцикл в Токио и ехать на очередное свидание. В перерывах между свиданиями с девушками и шумными вечеринки в отеле "Империал" Рихард Зорге писал аналитические статьи в нацисткие газеты и донесения своим боссам в абвере и в ГРУ. Для разведки он настоящая находка — в совершенстве владеющий немецким языком, хорошо образованный, эрудированный человек, умеющий вызвать к себе расположение. Кроме того, Зорге отлично пишет не только диссертации, но и статьи для периодической прессы, что позволяет ему работать под абсолютно правдоподобной легендой немецкого журналиста.

В 1930 году он начинает работать в качестве репортера немецких газет в Китае, при правительстве Чан Кайши. Информация, которую он сообщает в Москву, признается очень ценной.
В Китае Зорге знакомится с Хоцуми Одзаки, корреспондентом токийской газеты «Осака Асахи». Это была историческая встреча — именно Одзаки станет одним из главных информаторов Зорге во время его работы в Японии. Одзаки в итоге разделит печальную участь самого Зорге...

Командировка Зорге в Китай завершилась в 1932 году, и сразу после нее началась подготовка к миссии в Японии. Но сначала Зорге отправился в Германию, чтобы налаживать связи в редакциях немецких изданий, которые он должен был представлять в Японии.
Он живет в Германии, уже ставшей нацистской, под своим именем, не скрывает, что жил в СССР. Было, мол, увлечение коммунистическими идеями, но давно осталось в прошлом.
Зорге удается не вызвать ни у кого подозрений. В Японию он едет, обзаведясь в Германии массой полезных знакомств и связей, среди которых дипломаты, военные и видные деятели нацистской партии.
Удостоверение пресс-секретаря посольства Германии в Японии на имя Р. Зорге.
За несколько последующих лет он не просто создает в Японии разветвленную агентурную сеть. Одновременно он становится репортером, которого знают и ценят в Германии, человеком, чьи статьи привлекают внимание востоковедов. При этом он душа компании немецких граждан, работающих в Японии. Он участвует во всех вечеринках и веселых праздниках, он вхож в любые кабинеты германского посольства. Среди его друзей высокопоставленный чин гестапо, в обязанности которого входит выявление «подозрительных элементов» среди граждан Рейха в Германии. Но Зорге, любитель безумных гонок на мотоциклах, ценитель изысканного спиртного, ловелас, остается вне подозрений.Заподозрить в этом человеке резидента советской разведки было совершенно невероятно. Немцы и не заподозрили — даже тогда, когда Зорге был схвачен японской контрразведкой, представители посольства Германии рвали и метали, требуя освободить «невиновного журналиста». Затем, когда японцы предъявили убедительные доказательства и признание самого Зорге, официальный Берлин требовал выдачи «предателя». Однако японцы сочли, что ущерб, нанесенный Зорге их государству, значительно больше.Существует масса мифов, связанных с деятельностью Рихарда Зорге. Например, такой — во время репрессии 1937-1938 годов разведчика хотели отозвать в Москву, чтобы судить как «врага народа». Зорге же, якобы подозревая подобную возможность, отказался приехать в СССР.
Эта, версия, однако, подтверждения не находит. Более того, после нескольких лет интенсивной работы разведчик не раз обращался в Москву с просьбой об отзыве. Однако полноценно заменить Зорге оказалось некем, а информация, поставляемая им, была слишком ценной, чтобы отказаться от подобного источника.
Красочные рассказы о том, как параноик Сталин топтал шифровки Зорге с точной датой нападения Германии — чистый вымысел хрущевских времен. На самом деле информация о дате начала войны с СССР от Зорге поступала несколько раз, и каждый раз даты были разными. Дело в том, что источником информации Зорге были сотрудники немецкого посольства, а германская контрразведка в этот период сознательно распространяла среди дипломатов ложные сообщения о предстоящих действиях армии, дабы ввести противника в заблуждение.

Зорге действительно сообщил, что Япония не намерена нападать на СССР осенью 1941 года, что позволило перебросить под Москву подкрепления из Сибири, что во многом решило исход битвы под Москвой. Но и тут надо понимать — эта важнейшая стратегическая информация только тогда стала для советского командования руководством к действию, когда была подтверждена из нескольких независимых источников. Опираться на данные одного разведчика в такой ситуации было бы недопустимым легкомыслием.
К осени 1941 года японские спецслужбы шли за Зорге по пятам. Первая его радиограмма была перехвачена еще в 1937 году.

В 1938 году его группа едва не провалилась из-за самого резидента. Зорге разбился на мотоцикле, имея при себе крупную сумму денег и секретные документы. Спасло только то, что Зорге не потерял сознания до того момента, как смог передать все это приехавшему к нему радисту-шифровальщику группы Максу Клаузену. Клаузен также успел изъять из дома Рихарда Зорге компрометирующие документы до того, как сотрудники германского посольства опечатали его бумаги.
У Макса Клаузена в истории Рихарда Зорге не самая достойная роль. Когда в октябре 1941 года полиция арестовала Зорге и членов его группы, Клаузен на первом же допросе выдал все, что он знал о кодах шифрования, что позволило японцам прочитать радиограммы советского резидента.
Если сам Зорге, признав, что является коммунистом и работает на СССР, не отрекся от своих взглядов и убеждений, что подтверждают материалы его допросов, то Макс Клаузен не только рассказал, все, что знал, но еще и поливал грязью своих товарищей и дело, которому служил.
Называя вещи своими именами, человек спасал свою шкуру и он ее спас, получив пожизненное заключение вместо смертного приговора, который был вынесен Зорге и Хоцуми Одзаки. Удивительно, но и после освобождения в 1946 году к Максу Клаузену вопросов не возникло. Он прошел лечение в СССР, затем выехал в Восточную Германию, и закончил свою жизнь уважаемым и заслуженным пенсионером ГДР.
Памятник Рихарду Зорге в Баку
Смертный приговор Рихарду Зорге был вынесен 29 сентября 1943 года. Еще более года он провел в камере смертников в ожидании казни. И вокруг этого обстоятельства существует еще один миф — о том, что Сталин якобы отклонил предложение японцев об обмене Зорге. Источником этой легенды считается другой советский разведчик, участник «Красной капеллы» Леопольд Треппер, ссылавшийся на слова японского генерала, с которым он сидел в одной камере в тюрьме на Лубянке.

Но, во-первых, ни один другой источник не подтверждает реальности подобного предложения. Во-вторых, не выдерживает критики мотивация сталинского отказа — якобы вождь не хотел, чтобы в живых оставался свидетель, знающий о «тайне 22 июня». Однако нюанс в том, что эту «тайну» должен был знать еще как минимум один человек — радист Макс Клаузен, передававший шифровки Зорге. Как вы уже знаете, этот «свидетель» по какой-то причине не был расстрелян НКВД и не сгнил в лагерях, а благополучно дожил свои дни в ГДР. Объяснить это можно только одним — не было никакой тайны, как и не было предложения от японцев об обмене.

Памятник Р. Зорге в Новосибирске
Да и странно бы такое предложение выглядело. Формально СССР и Япония не находились в состоянии войны, но Страна Восходящего Солнца являлась союзницей Германии. И как бы в глазах Берлина выглядела выдача Москве ее агента, являющегося гражданином Германии?

Тюрьма Сугамо
Рихард Зорге был повешен в токийской тюрьме «Сугамо» 7 ноября 1944 года в 10:20 утра. Организм разведчика был очень сильным — тюремный врач зафиксировал остановку сердца лишь спустя восемь минут. В течение многих лет считалось, что перед казнью Зорге крикнул: «Да здравствует Красная Армия! Да здравствует Коминтерн!» Однако в найденных в 2004 году в Японии документах с описанием процедуры казни не зафиксировано ничего подобного. В них говорится, что Зорге вел себя спокойно, поблагодарил тюремных служащих и прошел в камеру для исполнения приговоров.

Могила Р. Зорге на кладбище Тама
Не исключено, конечно, что японские чиновники не рискнули вносить крамолу в протокол, но, скорее всего, последние слова Рихарда Зорге — просто еще один из многочисленных мифов о нем.
Своей популярностью на Западе в начале 1960-х годов советский разведчик обязан американцам. Именно они после окончания Второй мировой войны нашли в японских архивах «дело Зорге». В течение нескольких лет эти материалы изучались как пособие по работе советских спецслужб. На фоне Холодной войны американцев также очень интересовал вопрос, не подталкивал ли Советский Союз Японию к войне с США.

Версия, что Рихард Зорге является духовным отцом Перл-Харбора, не так уж далека от истины. Разведчик не просто раскрыл тайну южного направления японской агрессии, но и узнал время нападения Японии на США и место удара – Перл-Харбор. Более того, он передал это сообщение в Москву, а та проинформировала Вашингтон, но американское руководство проигнорировало это предупреждение. В августе 1951 года делом Рихарда Зорге занимался Конгресс США. В ходе слушания было неопровержимо доказано, что советская военная разведка в лице нелегальной резидентуры группы Зорге сделала очень много для того, чтобы Япония начала войну в Тихом океане против США.

В Японии имя Зорге популярно сегодня и хорошо известно, менее как историческая фигура, а скорее как идол поп-культуры — по манге Осаму Тэдзука "Адольф". Японский режиссер Масахиро Синода при финансовой поддержке Германии и США выпустил художественный фильм "Шпион Зорге". В Токио был издан трехтомник материалов судебного процесса над организацией Зорге, огромными тиражами опубликована предсмертная литературная исповедь японского соратника Зорге Хоцуми Одзаки "Любовь, подобная падающей звезде" и воспоминания японской подруги разведчика Ханако Исии, а также статьи и книги людей, хорошо его знавших. Японская газета "Асахи" включила имя Зорге в число 100 выдающихся исторических фигур ХХ века.
В 1949 году материалы о Зорге были опубликованы сначала в японской прессе, откуда они перекочевали в СМИ других стран.

Первоначально Рихард Зорге был похоронен в общей могиле во дворе тюрьмы «Сугамо». Впоследствии останки советского разведчика были перезахоронены американскими оккупационными властями на кладбище Тама в Токио с отданием воинских почестей.
Как уже говорилось, миф о Рихарде Зорге, созданный в СССР в середине 1960-х, далек от истины, Но нет никаких сомнений в том, что Рихард Зорге был выдающимся разведчиком, честно служившим Советскому Союзу и до конца верившим в свои идеалы.

Все тайны Рихарда Зорге, возможно, никогда не будут раскрыты до конца. Такова судьба настоящего разведчика.

Использованы материалы Википедии, peoples.ru, aif.ru, LiveInternet
 

Похожие статьи:

Вторая мировая войнаГерои-смертники Второй мировой. Летчики-камикадзе

Вторая мировая войнаДемократический холокост. Интернирование японцев в США

Вторая мировая войнаПамяти жертв атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки

Вторая мировая войнаСрыв плана "Кантокуэн" или как СССР избежал войны на 2 фронта

Вторая мировая войнаИводзима. Японский Сталинград

Magyar Szabad

рейтинг

0

просмотров

1251

комментариев

0
закладки

Комментарии