Древняя профессия — фальшивомонетчик

Древняя профессия — фальшивомонетчик

Считается, что одной из первых форм расчета между людьми был бартер. Ты мне — вот эту беличью шкурку, а я тебе яблоко, пучок укропа и симпатичный камешек. Что? Еще и наконечник хочешь? Шиш тебе, я его неделю вытачивал, только за него десяток твоих облезлых шкурок дадут. Ну и все в таком духе.

По мере взросления цивилизации и появления все новых условных шкурок и наконечников появилась потребность где-то все это богатство хранить, да так, чтобы и с собой брать удобно было, и дома, то бишь в пещере, много места не занимало. Появились первые деньги. Везде — разные. Где-то круглые, где-то квадратные, словом — кто во что горазд. Население уже не делилось на более и менее удачливых охотников, оно делилось на бедных и богатых — тех, у кого есть деньги, и тех, у кого их нет. Последние нанимались в работу к первым. Однако постепенно выделилась и третья категория, которой очень хотелось причислить себя к богатым, но вот шабашить за копейку казалось не царским делом. Как добыть денег? Убивать и воровать — не наш профиль, мы люди творческие. Тогда что? Остается только “нарисовать” свои деньги, да так, чтобы они не отличались от общепринятых. Между прочим, фальшивомонетчик считается одной из самых древних профессий — видимо, это одна из первых попыток человека вырваться из системы: пусть неосознанная и преступная, но она давала видимость свободы, и независимости от воли сильных мира сего. А заменить дорогую составляющую в монете на более дешевую — тут сплошная ловкость рук, ну и мошенничество, куда же без него.

Шанс на свободу

На первых “деньгах”, имевших прямоугольную форму, чеканили клеймо правителя. Оттиск, выполнявший роль современных водяных знаков, содержал информацию о весе слитка и его составе. Как вы понимаете, подделать клеймо для “специалистов” не составляло труда. С появлением монет их задача немного усложнилась: основным способом изготовления фальшивок было создание копий, отлитых в форму из гипса или алебастра. Качество полученного кругляша заметно уступало оригиналу: отчеканенная монетка государственного образца на аверсе и реверсе имела плоские поля, тогда как изготовленная “на дому” была далека от оригинала в плане идеальной гладкости поверхности. Остывающий металл не давал равномерной усадки, и подделка получалась весьма кривой. Очередная проблема у фальшивомонетчиков появилась с введением в “обиход” гурта. Гурт — это боковая поверхность монеты между орлом и решкой (ребристая такая). Так как раньше монеты изготавливались из драгоценных металлов, то, во избежание их обрезки злоумышленниками, и была придумана эта простая, но действенная деталь оформления.

Несмотря на все предупредительные меры, позволяющие отличить подделку от настоящей монеты, невзирая на строжайшее наказание, которое ожидало пойманного фальшивомонетчика практически во всех развитых странах, это ремесло существовало со времен царя Гороха и неплохо поживает и по сей день. Мошенники Древнего Рима, Греции и Иудеи часто лишались рук и ног, еще чаще — головы. Примерно в III веке нашей эры римская финансовая система значительно пошатнулась: по итогу расследования размотали преступный клубок, в котором насчитывалось около семи тысяч специалистов по фальшивым деньгам. Их судили, как государственных преступников, нанесших личное оскорбление самому императору. Там же практиковалось их сжигание на костре, и растерзание дикими зверями, немного слабее наказание было для тех, кто знал о преступном бизнесе, и не донес на него властям. Те же граждане Древнего Рима, кто дал точную наводку на фальшивомонетчиков, навсегда освобождались от уплаты налогов. Если наводка поступала от раба, то он в награду получал долгожданную свободу.

Монеты Демидовых и десятилетняя каторга

При Генрихе I в Англии был принят своеобразный “предупредительный” закон: пойманный фальшивомонетчик лишался половых органов и правой руки. Правда, особого воздействия на мошенников такое наказание не возымело, поэтому пришлось переходить к кардинальным мерам — казни через повешение, которая не только уничтожала преступный элемент, но и навлекала позор на всю его семью. Однако и такая перспектива мало кого останавливала: среди преступников встречались даже служители церкви, которым по статусу положено внушать пастве смирение и отвращение к соблазнам грешного мира. Так, во время правления Эдуарда III в той же Англии отличился аббат Мессендрон: за подделку и сбыт фальшивок его наградой стала дыба и последующее за ней повешение.

Франция тоже не была исключением, там к порочному ремеслу пристрастились даже высокородные женщины. Жительница Тулузы, графиня де Болонь-э-Оверн, несколько лет подряд разбавляла государственные финансы своими, изготовленными в подвале родового замка. Конечно, такая работа — не для нежных аристократических ручек, тем паче женских, а потому две “темных лошадки”, по совместительству — доверенных лица графини, штамповали монеты в ее подвале, запертые на ключ. Доверие — доверием, но графиня предпочитала перестраховаться, а потому ключик от “дверцы за нарисованным очагом” всегда держала при себе. Не помогло: после разоблачения мадам де Болонь-э-Оверн и ее подельников ждала казнь.

Пожалуй, из всех ярких фальшивомонетчиков не удалось поймать за руку только Демидовых, тех самых Демидовых — знаменитых заводчиков. Достоверно неизвестно, действительно ли в потайных заводских комнатах мастеровые штамповали серебряные монетки государственного образца. Не исключено, что это говорила зависть менее удачливых, менее обогретых дружелюбием короны предпринимателей. В любом случае, вину Демидовых доказать не удалось: если фальшивки и были, то такого качества, что отличить их от денег, выпускаемых Императорским монетным двором, не удалось.

“Уложения о наказаниях уголовных и исправительных”, утвержденные Александром II, давали четкие указания: кому, чего, за что и сколько. За изготовление фальшивых денег полагалась каторга сроком от 8 до 10 лет. В редких случаях суд мог убавить этот срок вполовину, если обвиняемый активно сотрудничал со следствием.

Четыре года за цинк и олово

В 1903 году в Самарской губернии поднялся большой шум: арестовали фальшивомонетчиков. Егор и Константин Моргуновы были схвачены на базарной площади села Марьино: попытка приобрести товар на поддельные деньги не прошла мимо зорких глаз жандармов. Отец и сын не стали отпираться, и признались, что получили монеты в соседнем селе, от Федора Мосталыгина: он не раз продавал им несколько поддельных рублей на мелкие нужды. За 7 рублей просил 2,5 настоящих, добавив к фальшивкам немного 50- и 20-копеечных монет.

Помощь следствию гарантировала смягчение наказания, а потому Моргуновы пошли на сделку с жандармами и обещали поспособствовать “ловле на живца”. Когда в следующий раз они пришли к Мосталыгину за новой партией монет, он поначалу не соглашался: дескать, олова и цинка нет в наличии, приходите завтра. Покупатели предоставили ему все необходимые материалы, и, когда фальшивомонетчик передавал им очередные семь рублей, в дело вступила полиция. Обыск дал следующие результаты: в кладовке Мосталыгина были найдены гипсовые и алебастровые формы для отливки, железный молоток со следами олова и цинка, и несколько монет различного достоинства. Точное количество и номинал изготовленных подделок Мосталыгин сказать затруднился, припомнил только, что общая сумма составляла примерно 100 рублей.

Чтобы понимать, какую роль могли сыграть семь рублей в то время, предлагаю ознакомиться с некоторыми цифрами:

  • фунт черного хлеба (примерно 400 г) — 3 копейки;
  • фунт белого хлеба — 7 копеек;
  • фунт мяса — 10-40 копеек (смотря какое качество);
  • плотный обед в трактире (щи с хорошим куском мяса, каша, чай и хлеб) — 15-20 копеек;
  • поход в баню или хорошую парикмахерскую — 10 копеек;
  • готовый костюм-двойка — 8-10 рублей.

Что касается объемов заработка, то тут все еще интереснее. Помните сказку про попа и Балду? “Есть давай мне вареную полбу”. Так вот, это не просто речевой оборот: случай, когда частник нанимает работника буквально за еду, не был редкостью. Ежедневное питание, и никаких дополнительных расходов: достаточно договориться о том, чем будут кормить. И, кстати, такой вариант был выгоден не только хозяину, но и работнику: многие разорившиеся крестьяне, попадая в город в поисках работы, были рады и такой оплате.

В казенных заведениях существовал другой, денежный формат. Дворник получал в месяц около 10 рублей, подсобник на стройке — до 15. Квалифицированный рабочий на заводе “поднимал” и вовсе запредельную сумму — почти 60 рублей. Конечно, куда больше зарабатывали управленцы, от 70 рублей и выше. Что касается разнокалиберных клерков, то тут все зависело от должности, и зарплата колебалась в пределах от 30 до 120 рублей.

После 1926 года Уголовный кодекс приравнял изготовление поддельных денег к государственным преступлениям, для которых было только одно наказание — расстрел. После 1960 года смертная казнь грозила только тем фальшивомонетчикам, которые нанесли казне серьезный (от 10 тысяч рублей) ущерб. Сейчас же подобная деятельность считается простым экономическим преступлением, и “художник” рискует отправиться в места, не столь отдаленные, на срок от 8 до 10 лет.


Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+2

просмотров

765

комментариев

9
закладки

Комментарии