Пост сдал, пост принял: как нейлон пришел на замену шелку

Пост сдал, пост принял: как нейлон пришел на замену шелку

С увеличением отрезка времени, отделяющего современного человека от какого-либо яркого изобретения, которое произвело в мире настоящий фурор, на плод мысли его создателя смотришь совсем по другому. Уже нет того ажиотажа, той, не побоюсь этого слова, эйфории, которую испытывали первые обладатели или испытатели изобретения. Сейчас практически нет вещи, которая может по-настоящему поразить. Увидел что-то интересное, поудивлялся пару дней, и привык. Стоящие новинки редко афишируют на весь мир — чаще всего цена на них такова, что они доступны только небольшой прослойке населения. Остальное, как модно сейчас говорить — хайп.

Но совсем недавно, меньше ста лет назад, вершились чудеса, в короткий срок облетавшие весь мир, хотя еще не было оплетавшей его интернет-паутины. Одним из них стало изобретение нейлона, изрядно облегчившее людям жизнь.

 

Натуральный прообраз

Неизвестно, кто первым обратил внимание на уникальные способности гусениц тутового шелкопряда. Подумаешь, кокон плетет. Да все плетут, в той или иной мере. Паук тоже плетет, и весьма неплохо получается, хоть и не кокон. Сущий мастер-кружевник! Но паутина — вещица невесомая, хрупкая, в отличие от эластичной и прочной нити, без устали вырабатываемой вышеупомянутой гусеничкой. Человеку свойственна наблюдательность, и, благодаря этой черте, он все больше присматривался к шелкопряду. Железы гусеницы вырабатывают уникальную жидкость, густую и вязкую. Когда приходит время “окукливаться”, насекомое выдавливает капельку этой жидкости, растягивает ее и потихоньку обматывается тончайшей нитью. Постарайтесь представить “масштабы бедствия”: вес готового кокона составляет всего полграмма, но гусеница для его создания вырабатывает не менее километра нити! Километр, это же уму непостижимо! Чтобы создать шелковое полотно, следовало собрать коконы, опустить их в кипяток и очень аккуратно размотать, добывая ту самую ниточку. Невероятно тонкая и трудоемкая работа.

Шелковое полотно долгие века считали близким к эталону. Плотная, прочная ткань ценилась по всему миру за свои необычные свойства. Забегая вперед, немного расскажу о результатах современных медицинских исследований. В натуральном шелке содержится 18 аминокислот, положительно влияющих на работу ЖКТ и кровеносной системы. Почти 100% состава приходится на белок, и всего 3% отведено под воски и жиры. Некоторые протеины способствуют оздоровлению кожи, и прекрасно удерживают влагу, поэтому используются в разработке косметических средств. Знатные китаянки если не были уверены, то догадывались о подобных свойствах, поэтому старались в числе прочих процедур натирать лицо и тело отрезом шелковой ткани: якобы это помогало поддерживать гладкое, нежное состояние кожи.

Общеизвестно, что в шелке не заводятся насекомые. Он не притягивает пыль, поэтому даже такая мелочь, как пылевой клещ, чей максимальный размер — полмиллиметра, в этой ткани не приживается. Отсюда берет корни гипоаллергенность шелка: именно продукты жизнедеятельности насекомых вызывают аллергические реакции. Нет клещей — нет болячек. А еще шелк обладает хорошей устойчивостью ко всякого рода грибкам и плесени. К недостаткам готового полотна можно отнести то, что оно сильно мнется, но сейчас это даже стараются подчеркнуть — натуральное же. И всегда, во все времена, шелк и изделия из него стоили очень дорого. Модницы старались купить хотя бы шелковый платочек, но даже на такую, казалось бы, мелочь, средства находились далеко не у каждой.

На выручку приходит органический синтез

Мечта многих ученых, состоящая в создании искусственного полотна, свойствами не уступающего (а то и превосходящего) натуральному, стала явью только в ХХ веке. В начале столетия семимильными шагами продвигается изучение и разработка синтетических волокон. Цель разработок — получить нить высокого качества, но из сырья, которого было бы “много и дешево”. Низкая себестоимость позволила бы производить эту нить в промышленных масштабах, и сделать изделия из нее доступными абсолютно для всех. В 1930-х над этой задачей бились ученые по обе стороны океана, но успеха достиг только один.

Уоллес Хьюм Карозерс родился в 1896 году в США. Там же получил неплохое образование, и устроился на работу по специальности — научным сотрудником в “Дюпон”, химическую и нефтегазовую компанию, занимающуюся разработкой удобрений, пластмасс и взрывчатых веществ. Будучи отличным специалистом по органическому синтезу, Карозерс увлекся проблемой создания искусственной нити, схожей с натуральным шелком, и в итоге ему удалось синтезировать такое вещество: хлоропреновый каучук. Именно он заменил натуральное сырье, стоившее непомерных денег. Чего было в избытке, что стало основой дешевой нити, из чего Карозерс создал свое детище? Вряд ли у ученого, хоть и талантливого, был доступ к дорогостоящим материалам, да и задача стояла совсем другая. Поэтому основой стала разносортная дешевая дрянь, которой в избытке оставалось после переработки угля и нефти. Сам Карозерс назвал свое детище сложно и по-ученому: полигексаметиленадипинамид, но мы с вами знаем это изобретение под более простым названием, и именуем его коротко и ясно — нейлон.

Когда полученную массу пропустили через специальное сито, она растянулась в мельчайшие нити со свойствами, которыми не мог похвастать ни один материал того времени, в том числе и натуральный шелк. Даже он не мог сравниться с нейлоном по прочности: если шелк выдерживал 35-килограммовую нагрузку на квадратный миллиметр, то у нейлона этот показатель достигал 60 кг. Почти в два раза больше. Этот материал стал первым в цепочке синтетических волокон, таких, как капрон, дедерон, перлон и прочие, полученные уже ближе к 50-м годам во многих странах, в том числе и в СССР. СМИ и вовсе смотрели на новый материал, как на настоящее чудо, как на явное доказательство того, что человеческий разум наконец преодолел замысел природы, сумев одержать над ним верх. Изобретение нейлона расценивалось, как крупный шаг в сторону избавления мира от нищеты, к полному обеспечению всех и каждого недорогой и качественной одеждой. Уже не требовалось в таких количествах обрабатывать шерсть и коконы, растительные волокна и мех — полотно из синтезированной нити решало довольно много проблем.

Судьба Карозерса и его детища

Казалось бы, что сама Вселенная встала на сторону ученого, и теперь-то уж Карозерс заживет! Ведь, если он оформит патент на свое изобретение, то будут решены не только его личные финансовые проблемы, ежели таковые имелись, но и проблемы внуков-правнуков. Однако что-то пошло не так. В 1937 году Карозерс был найден мертвым у себя дома. В этот период он как раз находился на стадии получения патента, и почему-то мне не верится, что человек, долго и упорно добивающийся своей цели, вдруг сломался на полпути к оформлению результатов своего труда. Но что сказано, то сказано — официальная версия утверждает, что ученый, в некоторой мере страдавший от расстройств психики и депрессии, вызванной большой ответственностью на работе, принял дозу яда, которая и отправила его на тот свет. Современники Карозерса и исследователи его биографии почти поголовно уверены — яд был, но создатель нейлона принял его совсем не по своей воле. Компания “Дюпон”, в которой работал ученый, очень технично “унаследовала” права на изобретение, и еще долго не раскрывала секрет уникального состава. За годы, в течение которых компания была монополистом в этой сфере, она получила такие барыши, что современным миллиардерам и не снилось. Специализацию “Дюпона” пришлось расширять: теперь, помимо указанных выше направлений, компания стала крупнейшим (и на долгие годы — единственным) производителем искусственного шелка в мире.

Между созданием искусственной нити и первых изделий, сотканных из синтетического полотна, прошло около четырех лет. Знаменательный день — 24 октября 1939 года. Портовый городок Уилмингтон (штат Делавэр, США) буквально “штормило”, когда в один из универмагов на витрины выложили экспериментальную партию нейлоновых чулок. Совсем небольшая, она разошлась буквально за несколько минут (вот, что значит хорошая реклама!), а через каких-то полгода, уже в Нью-Йорке, всего за день с магазинных полок смели почти 5 миллионов пар чулок! Это объяснялось не только тем, что чулки были сшиты из никому неведомого материала, к которому еще не успели привыкнуть, но и его качествами, непривычными для потребителя. Нейлон не выгорал под солнечными лучами, не терял свою прочность, не горел (плавился, но это уже другая история), спокойно переносил стирку, после которой приобретал изначальную форму. И не мялся! А как на ножке сидит: и тянется не в пример лучше шелковых чулок, и форму не теряет, и облегает плотно, но в меру, словом — мечта!

Естественно, спрос породил соответствующие цены. Если шелковые чулки стоили дорого, то нейлоновые — в два раза дороже. Простой закон бизнеса, но от суммы барышей дух захватывает. Магазины были буквально атакованы страждущими, очереди из желающих отдать последние кровные за новинку растягивались чуть ли не на километры. Для миллионов женщин предел мечтаний свелся к одной точке: купить пресловутую пару нейлоновых чулок. В 1940 году в США с прилавков ушли почти 64 миллиона пар, но “нейлоновый дефицит” не сдавал позиций: желающих было так же много, как и в первый день продаж. Представляете себе кооператив, состоящий из домохозяек, перед которыми стояла всего одна цель — закупить как можно больше чулок? Или официантку, которая втридорога продавала ночью пару чулок в том же ночном клубе, где за пять минут до этого разносила коктейли? А “нейлоновые клубы”, членство в которых гарантировало возможность приобретения вожделенной тряпочки в любое время суток? Самая настоящая нейлоновая истерия! Впрочем, сейчас мы можем видеть нечто подобное при выходе новой техники. Тот же iPhone X, правда, масштабы продажи смартфона весьма отдаленно напоминают очереди за чулками, да и ажиотаж меньше. Так что в свое время нейлоновые чулки “сделали” яблочную продукцию.

Переквалификация в военное время

Вторая Мировая вынудила американцев на время забыть о чулках. “Дюпон” сменил направление деятельности: теперь оборудование компании производило все, что могло так или иначе пригодиться на фронте. Впрочем, компания никогда особо и не позиционировала себя в качестве производителя товаров общего потребления, ее успех был напрямую связан с военно-промышленным комплексом США, для которого она являлась самым крупным подрядчиком еще со времен Гражданской войны. Чулки — это так, баловство, хоть и принесшее огромную прибыль. Свойства нейлона позволили использовать его для создания таких вещей, как парашюты, палатки, плащи, москитные сетки и прочей продукции. Однако война закончилась, равно как и участие в ней США, и “Дюпон” снова вспомнил о постоянной клиентуре. Америку облетел лозунг: “Нейлоновые чулки — лучший подарок к Рождеству!”.

Модницы из США радовались возможности одеваться в новинку, модницы из Европы вздыхали от ее отсутствия. Конечно, последние представляли, что это такое и с чем его едят, но поставки нейлоновых чулок в Европу были столь редки и нерегулярны, что приходилось искать другие способы выглядеть стильно и идти в ногу со временем. Среди популярных методов числилось окрашивание ног отваром из кожуры грецких орехов, который давал необходимый светло-коричневый цвет. Правда, швы, которые имелись на настоящих чулках, приходилось дорисовывать вручную карандашом, но кого остановит такая мелочь? Кстати, дамы в СССР поступали примерно так же. Слухи о чудо-чулках распространялись быстрее саранчи, а уж сколько гордости было в глазах тех, для кого мужья, отцы или братья ухитрились выменять в Германии заветную пару! Только в отношении последней ситуации остается открытым вопрос: зачем американские офицеры и солдаты брали с собой за океан женские чулки?

Сфера применения нейлона разрасталась (и продолжает увеличиваться) с каждым годом. Навскидку: нейлоновый трос принимает непосредственное участие в удержании морских буровых платформ на одном месте, нить из того же нейлона используется при проведении операций на кровеносных сосудах, а струны из него же найдут почитателей среди поклонников таких музыкальных инструментов, как гитара, домбра и монгольский морин хуур. Областей, в которых обошлось без участия нейлона, практически не осталось. И здесь, несмотря на все достоинства высокопрочного материала, имеется один, но огромнейший минус. От продукта, синтезированного из нефтяных отходов, невероятно сложно избавиться. Современные предприятия, чьей задачей является переработка мусора, уже не первый год бьются над решением этой проблемы, но нейлон и его синтетические собратья пока что не желают сдавать позиции, продолжая оставаться головной болью для экологов.

 

Похожие статьи:

РукоделиеНатуральные ткани: применение и свойства

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+2

просмотров

705

комментариев

10
закладки

Комментарии