Старинная колода

Старинная колода

Вряд ли найдется человек, ни разу в жизни не державший в руках колоду карт. Я с ними познакомилась еще в детстве: бабушка держала у себя потрепанную колоду с пестрой зеленой рубашкой, которая использовалась для гаданий. Еще одна колода была припасена для раскладывания пасьянсов — нехитрое занятие, наряду с рукоделием и цветоводством, помогало ей коротать время. Сейчас она уже не занимается подобной “чепухой” (так сама говорит). У меня лет десять назад появилась своя колода для гаданий. Новенькие карты были выпотрошены из фабричного коробка, и аккуратно уложены в пошитый специально для них мешочек. А дальше начались переезды, в одном из которых дорогая сердцу колода затерялась.

 

Думаю, что с картами знакомы все. Кто-то впервые увидел их, когда уличный фокусник манипулировал картонными прямоугольниками и вытворял с ними настоящие чудеса, кто-то раскладывал пасьянсы, а другие, как я — познакомились с ними во время гадания. Мне почему-то всегда казалось, что у карт нет особой истории, — ну, придумал кто-то, чем занять себя и товарищей в свободное время, и что с того? Карты — они и есть карты. Но нет. Их история уходит в глубокое прошлое, и игральная колода даже старше некоторых государств. У двухмерных валетов, дам и королей, равнодушно взирающих на человека с ламинированной поверхности, когда-то были реальные прототипы, жившие среди людей или существовавшие в мифическом мире.

 

Те, кто не поленился покопаться в карточной истории, пришли к выводу, что, скорее всего, карты пришли к нам с Востока. Первое упоминание о них относится еще к IX веку, но тогда вместо привычных бумажных листов использовалось дерево, бамбук, и даже слоновая кость — в зависимости от финансового положения владельца.

Были свои карты и в Индии, но там они имели круглую форму и колода состояла не из 54 или 36 штук, а из 96, и мастей было восемь. Больше всего по виду и манере игры китайские карты напоминали шахматы, а индийские, которые называли “ганджифа”, походили на домино. Постепенно количество мастей сократилось, и уже в таком “урезанном” состоянии карты приехали на Ближний Восток. Изначально считалось, что мусульманский мир не участвовал в “транзите” карт из Китая и Индии в Европу, но это не так: именно арабы были самыми частыми посредниками при распространении каких-то новинок и заимствований. Последователи ислама и колоду свою создали, которая очень походила на Таро: те же 56 младших и 22 старших Аркана, те же четыре масти (Мечи, Посохи, Кубки, Пентакли — последние две также называли Дисками и Монетами). Изображать людей запрещал Коран, а потому мамлюки украшали свою колоду арабесками. Впоследствии крестоносцы привезли эти карты в Европу. Ни о каких дамах и королях в той колоде и не помышляли.

Считается, что первый джокер в колоде появился в 1392 году, равно как и первая колода с фигурами. Правда, дам в ней не было — только короли и валеты, а “девушки” появились только век спустя. Эту колоду нарисовал придворный шут в угоду своему господину, и сделал это так, что в роли джокера был он сам, а в роли валетов и королей — придворная знать. С тех пор правила не сильно изменились, так что джокер и тогда бил любую карту. Шут насмехался над всеми, пусть даже посредством простой игры.

Европа полюбила новинку, которую меняла и переиначивала на свой вкус, получив в итоге так называемую французскую колоду. Она сформировалась в конце XV века, и состояла из 54 карт, поделенных на четыре масти, включая двух джокеров. Каждая масть олицетворяла собой рыцарскую атрибутику. Так, бубны символизировали герб, трефы — меч, пики — копье, а червы — щит. В колодах разных стран некоторые названия мастей были изменены. Например, в Германии трефы стали желудями, а в испанской колоде — палицами. В Испании сохранились и другие названия — жезлы, мечи, монеты и кубки (чаши). Это практически прямая отсылка к индийскому происхождению, так как на картах “ганджифа” часто изображался четырехрукий Шива, как раз державший кубок, жезл, меч и монету. Некоторые исследователи придерживаются мнения, что это символы индийских каст.

Прототипами карточных королей стали известные персонажи. Так, пикового короля изображал библейский царь Давид, трефового — Александр Македонский, червонного — Карл Великий, а бубнового — Юлий Цезарь. Червонным валетом стал соратник Жанны д’Арк, пиковым и бубновым — герои французского эпоса, а трефовым — Ланселот, легендарный спутник короля Артура и рыцарь Круглого стола. Женщины в колоде не имели четко определенных прообразов, а потому в качестве дамы червей изображалась библейская Юдифь (по некоторым данным — Рахиль) или Елена Троянская, дамы пик — Минерва, Жанна д’Арк, а то и Афина Паллада. Трефовой дамой часто была та или иная фаворитка короля. Позднее стали “украшать” и туз, чаще всего пиковый, который открывал колоду: в Англии был издан указ, согласно которому на этой карте ставилась определенная метка. Она говорила о том, что налог на эту колоду был уплачен, и ее распространение — законно.

 

Занятно, что символика карт очень тесно переплеталась с жизненными реалиями. Например, взять того же туза. Название образовано от латинского as — монета. Так как туз по карточной иерархии стоит выше короля, то это показывало, что деньги во все времена были сильнее любой власти. Еще сильнее был джокер. Здесь европейцы усмотрели связь с дьяволом, ведь во французской колоде для каждой масти отводилось ровно 13 карт: чем не изобретение Сатаны? Джокеры же, изначально вооруженные королевскими жезлами (позднее их заменили на медные тарелки), не имеющие масти, могли только возглавлять все это мракобесие — и никак иначе.

Отображается в картах и время. Два цвета мастей символизируют день (красные) и ночь (черные). Французская колода на сегодняшний день считается классической, и ее четыре масти — это четыре времени года. Число недель равно 52-м картам колоды. Сумма очков составляет 364: если прибавить одного джокера, то будет полное число дней в обычном году, а если приплюсовать обоих, то в високосном.

Если изначально карточные масти ассоциировались с рыцарскими принадлежностями, то Церковь постепенно усмотрела в них и крест, на котором распяли Иисуса, и копье Лонгина, и губку, смоченную в уксусе, и даже кованые гвозди. Словом, полный набор. Это еще одна причина, по которой служители Церкви всегда выступали против карт.

 

По официальным данным, карты в России появились при Федоре Иоанновиче, но есть версия, что еще Иван Грозный принимал при дворе итальянского авантюриста Чертелли (истинный “черт”!). Якобы царь дал итальянцу разрешение на организацию игры в карты (на деньги, разумеется) той колодой, которую он привез в Россию. У версии имеются красочные подробности, вроде хранения карт в резной шкатулке, закутанной в красный и черный шелк — по цвету мастей. Правда, ничем эта версия не подтверждена, да и у меня имеется здоровое сомнение относительно ее правдоподобности.

При Михаиле Федоровиче карточная игра набирала популярность, и даже Алексею, наследнику престола, была куплена колода, которой он мог играть со сверстниками. Взойдя на престол, Алексей Михайлович изменил свое отношение к забаве: согласно его Уложению от 1649 года, игра в карты была приравнена к серьезному преступлению, и каралась соответственно. С теми, кого поймали с колодой в руках, приказано было поступать, “как писано о татях”: в первый раз бить кнутом, отрезать ухо, сажать на два года в тюрьму, клеймить раскаленным железом, вырывать ноздри. За повторные нарушения (до четырех) наказание утягчалось, а если поймали и в четвертый раз — смертная казнь.

Петр Алексеевич оказался лояльнее своего отца, и допустил игру в карты на флоте и в армии, но с уточнением суммы возможного проигрыша — не больше одного рубля. Правда, самодержец не играл в карты, и не допускал этого увлечения при дворе. Было одобрено российское производство: на московских мануфактурах начался выпуск игральных карт. При Анне Иоанновне карты достигли своего расцвета, так как разного рода пасьянсы стали весьма популярны при дворе. Однако в 1733 году она выпускает указ следующего содержания:

Понеже указом Деда Нашего… Государя Императора Петра Великого в прошлом 1717 году в народ публиковано, дабы никому в деньги не играть под тройным штрафом обретающихся денег в игре. А как нам известно учинилось, что не токмо потому указу такая богомерзкая игра не пресеклась, но многие компаниями и в партикулярных домах как в карты, так и в кости и в другие игры проигрывают деньги и пожитки, людей и деревни свои, от чего не только в крайнее убожество и разорение приходят, но и в самый тяжкий грех впадают и души свои в конечную погибель приводят.

Там же было расписано и наказание, в зависимости от сословия: кому штраф, кому тюрьма, а кому и батогами по спине. Несмотря на суровые ограничения, карты уже расползлись по стране, а вместе с ними — мошенники и шулеры. Проигрывались целые состояния, и поделать с этим уже ничего было нельзя. В 1819 году было выпущено 240 тысяч колод, в 1820 — 1380 тысяч. К 1840-м годам производство перестало нуждаться в иностранной бумаге, перешло на российскую, и довело качество карт до состояния, близкого к идеальному.

Казна начала пополняться на весьма приличную сумму: при Александре I на карты была введена монополия, которую государство удерживало аж до самой революции в 1917 году. Весь доход с нее шел на содержание сиротских домов — в 1855 году колода стоила 45 копеек, но продавались они только дюжинами (итого 5 рублей 40 копеек за комплект — минимальная цена; для сравнения — городовой в месяц получал около 20 рублей). Несмотря на довольно высокую стоимость, карты раскупались быстро. Бумага была неважного качества, но выход был найден: ее натирали тальком на особых машинах, и карты получались плотными и гладкими — такими, что в народе их прозвали атласными, проводя аналогию с гладкой тканью. Это название сохранилось и по сей день. Особняком стояли колоды для придворных развлечений: их делали с золотыми обрезами, и стоили они в разы дороже обычных. В каждой колоде бубновый туз и червонный валет отмечались государственным гербом.

С приходом к власти большевиков карты вновь попали в опалу: их запретили, а производство закрыли. Но уже к началу 30-х годов, хорошенько поразмыслив, власти сообразили — это ведь не только источник дохода, но и способ распространения идеологии! Взяв эту мысль на вооружение, советские типографии выпустили колоду “Народности СССР”, на которой вместо привычных Давидов и Цезарей красовались представители многонационального Союза.

В 1934 году появилась “Антирелигиозная” карикатурная колода, а во время войны — такая же ”Антифашистская”. Персонажами для нее стали Гитлер и его приближенные, а колода предназначалась для забрасывания в воинские части противника.

В век цифровых технологий простые бумажные карты изрядно сдали позиции, но пасьянсы остались на компьютерах, а карточные фокусы, по моему мнению, и вовсе бессмертны. Так что, полагаю, с картами человечеству прощаться еще рановато.

 

Похожие статьи:

ВидеороликиВеликая Тартария - только факты. Возрождение Руси

ВидеороликиПоп Гундяев фальсифицирует прошлое Русов

ВидеороликиНастоящие карты России! (Тартария)

ВидеороликиРемезовская летопись. Чертёжная книга Сибири. Николай Левашов

Альтернативная историяСуренж - великая тайна славянского мира

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

962

комментариев

10
закладки

Комментарии